Исторический музей "Наша Эпоха"Главная страницаКарта сайтаКонтакты
Наша Эпоха
Наша Эпоха Наша Эпоха Наша Эпоха
   

Статьи

 

УБИЙСТВО Г.Е. РАСПУТИНА: ВЕЛИКОКНЯЖЕСКИЙ СГОВОР (Продолжение)

Автор:  Сергей ФОМИН

 

 

УБИЙСТВО Г.Е. РАСПУТИНА: ВЕЛИКОКНЯЖЕСКИЙ СГОВОР

(postscriptum 4)
(начало публикации см. здесь)

 

fomin_sgovor5_01.jpg

Князь В.П. Палей. 1916 г.

Сводный брат


Князь Владимiр Павлович Палей (28.12.1896†18.7.1918) был сыном Великого Князя Павла Александровича от морганатического брака с О.В. Пистолькорс (впоследствии княгини Палей).
Среди домашних его называли «Бодей». «Так Володя, – вспоминала его мать, – назвал себя в детстве, с тех пор так звали его и мы».
В 1904 г., носивший до того времени фамилию Пистолькорс, Владимiр стал именоваться графом Гогенфельзеном, а в 1905 г. ему разрешили сменить отчество: «Эрикович» на «Павлович».

fomin_sgovor5_02.jpg

Ольга Валериановна с сыном Владимiром


В 1908 г. он приехал в Петербург, где ему дозволено было поступить в Пажеский корпус.
Курс обучения в связи с началом войны был сокращен. В декабре 1914 г. он был уже определен на службу в Лейб-Гвардии Гусарский полк и отправился в Новгород. Вскоре его произвели в поручики и наградили орденом Св. Анны IV ст. Вскоре после назначения его отца командиром I Гвардейского корпуса взят к нему ординарцем.

fomin_sgovor5_03.jpg

Есть достаточно фактов, чтобы составить себе представление о настроениях молодого князя, о том, как они менялись с течением времени под влиянием семьи и его близкого окружения.
Вот как, например, в одном из писем он отзывался о своей тете М.Е. Головиной, известной почитательнице Г.Е. Распутина (2.6.1914): «Муня экстатична, но интересна по разговорам. Она совсем не глупа». Не прошло и года, как В.П. Палей уже несколько подкорректировал свое мнение (26.2.1915): «Напиши, что гласит Григорий Ефимович и что творит Муня».

fomin_sgovor5_04.jpg

С сестрами Ириной и Наталией


Последнему отзыву (и по тону и по дате) вполне соответствует его мнение и о супруге сводного брата князя А.Э. Пистолькорса – Александры Александровны, также как и родная ее сестра А.А. Вырубова, духовной дочери старца.
В письме своему отцу он так передавал слова одного знакомого ему офицера (23.5.1915): «Он боится, что Аля на него в претензии, и рассказал мне откровенно почему. Конечно, на психопато-сектантской почве».

fomin_sgovor5_05.jpg

fomin_sgovor5_06.jpg

С матерью


Определенный интерес в связи со сказанным представляет близкое (странное, следует признать, для людей такого круга) знакомство князя В.П. Палея с В.Д. Бонч-Бруевичем (1873–1955) – специалистом по сектантству, большевиком, будущим управделами Совнаркома, весьма интересовавшимся Г.Е. Распутиным и даже встречавшимся с ним в описываемое время.

fomin_sgovor5_07.jpg

С сестрами


Князь В.П. Палей был, как известно, талантливым поэтом. Не все его стихотворения, однако, одинаково на слуху.
Так, в стихотворении «Марии», посвященном госпиталю сводной своей сестры, Великой Княгини Марии Павловны младшей, есть такие строки:


Твой госпиталь Псковский светел и уютен,
В нем хорошо больному отдыхать.
И забывает ум, что где-то есть Распутин,
Когда кругом такая благодать.

fomin_sgovor5_08.jpg

 

О том, какие в действительности настроения господствовали в семье Великого Князя Павла Александровича, можно судить также по вот этому стихотворению Владимiра Павловича «Pas de Quale», написанному в 1915 г.:

Аля еле дышит,
Аля сплетню слышит
Что за благодать
Ане всё сказать!

Аня еле дышит,
Аня сплетню слышит.
Что за благодать
Дальше передать.

Alix еле дышит,
Alix сплетню слышит.
Ах, какой экстаз
Подписать указ.

Ники еле дышит,
Ники сплетню слышит.
Весь Его эстаз –
Подписать указ.


Для более точного понимания смысла, заложенного в стихотворении, оно заслуживает небольшого разбора. Вот что написала о нем доктор филологических наук Н.А. Ганина: «Слова “quale” во французском языке нет. В названии игра слов с опорой на слова: Pas-de-Calais – Па-де-Кале, pas-de-quatre – па-де-катр; в балете – танец четырех исполнителей. Здесь также четверо действующих лиц: “Аля” (Александра Танеева/Пистолькорс), “Аня” (Анна Вырубова), “Alix” (Государыня) и “Ники” (Государь). Pas – “шаг”, “след”, и во многоязычном, макароническом смешении название можно понять как “шаг к Але” (“па-де-к-Але”). Основным источником каламбура является “па-де-катр” = “па-де-каль” (Pas de Quale). Очевидно, князю Владимiру внушили, что Александра и Анна Танеевы – распространительницы сплетен, вредящих его семье, т.к. в стихотворении чувствуется негодование».

fomin_sgovor5_09.jpg

Князь В.П. Палей во время учебы в Пажеском корпусе


Приведенное стихотворение – далеко не единственная гадость, написанная молодым князем В.П. Палеем о Царской Семье.
Он опускался даже до сатирических стихов, в которых без обиняков высмеивал Императора Николая II и Императрицу Александру Феодоровну, непосредственных своих Благодетелей.

fomin_sgovor5_10.jpg

Великий Князь Павел Александрович и княгиня О.В. Палей детьми: Владимiром, Ириной и Наталией. 1911 г.


Ставшего уже, как видно, привычным, обличительного своего тона он не оставил и после переворота, когда уже можно было бы и одуматься. Вот строки из его стихов «В дни революции», в которых он позволял себе дерзновенно поучать Государя:

Зачем на речь друзей Ты хмурился сурово,
Зачем, скажи,
Не различал тогда Ты вещей правды слово
От слова лжи?

Ты мог еще спасти хотя бы луч нетленный,
Мечту венца,
И росчерком пера завоевать мгновенно
Врагов сердца!

fomin_sgovor5_11.jpg

В годы учебы в Пажеском корпусе


Уже в первые годы пребывания на родине (с 1908 г.) князь В.П. Палей близко сошелся со своим сводным братом – Великим Князем Дмитрием Павловичем, одним из убийц старца. Эта особая близость привела впоследствии даже к подозрениям в его соучастии в преступлении (Саэнс Карбонель Х.Ф. Поэт из Рода Романовых. Князь Владимiр Палей. М. 2004. С. 76).
«В октябре, – записывал в дневнике 1916 г. князь В.П. Палей, – я вновь уехал на фронт, уже в качестве ординарца при моем отце, потом мы поехали в Киев и оттуда прямо в Крым, куда уже отправились моя мать и мои маленькие сестры Ирина и Наталия. Вернулись мы за три недели до Рождества, а там произошло убийство Распутина, арест и ссылка Дмитрия…»

fomin_sgovor5_12.jpg

Князь В.П. Палей с воспитателем А.Н. Фену. 1913 г.


Эту запись дополняют мемуары матери:
«17 декабря царскосельские власти устроили концерт. Муж 7 декабря уехал в Могилев, а Бодя, сильно простыв, остался дома. В тот вечер ему стало лучше, и он попросился идти на концерт вместе со мной.
В восемь вечера зазвонил телефон. Спустя несколько мгновений Бодя вбежал ко мне в спальню. “Старец сгинул, – сказал он. – Только что позвонили. Господи, наконец-то можно вздохнуть свободно! Подробностей они покамест не знают. Во всяком случае, уже сутки, как он исчез. Может, на концерте узнаем еще что-нибудь”.
Никогда не забуду я этот концерт. Публика не слушала ни певцов, ни оркестр. Новость распространилась молниеносно. В антракте я заметила, что смотрят все в основном на нас с Бодей, однако ничего еще не знала и потому удивилась.
Наконец ко мне подошел Жак Ратьков-Рожнов. Видимо, продолжая общий разговор, он сказал: “По слухам, заговорщики – сливки общества. Называют Юсупова, Пуришкевича и… Великого Князя”.
У меня ёкнуло сердце. Я знала, что Великий Князь Дмитрий и князь Феликс – давние друзья и что Феликс женат на двоюродной сестре Дмитрия, Государевой племяннице, красавице княгине Ирине. “Господи, только бы не Дмитрий!” – прошептала я.
Вернулся Бодя и повторил то же самое, что и Жак. Когда концерт кончился, имя Дмитрия было у всех на устах».
Следует при этом признать, что насчет личности Ф.Ф. Юсупова князь В.П. Палей всё же не заблуждался, впрочем, как и его сводная сестра М.Э. Дерфельден, любовница Великого Князя Димитрия Павловича, а также и участница самого убийства во дворце на Мойке.

fomin_sgovor5_13.jpg

Князь В.П. Палей. 1914 г.


В дневниковой записи от 12 октября 1917 г. князь Владимiр Палей передает интересный рассказ некой Т.З., приглашенной на свадьбу его сводной сестры Марианны, выходившей в третий раз замуж за графа Николая фон Царнекау. По словам князя, она «рассказала весьма любопытные вещи о Ф[еликсе] Ю[супове]. По ее словам, дуэль брата Ф[еликса] Николая была подстроена Ф[еликсом] же и неким чернокнижником Чинским. Что будто бы Ф. через подземный ход провел Чинского в спальню З[инаиды] Ю[суповой] и что Чинский ей сказал: “Завтра ваш сын Н. будет драться на дуэли и будет убит. Дайте мне 500 000 и я не допущу дуэли”. Она не поверила и прогнала его. Николай был убит, и Чинский опять явился тем же путем и сказал: “Дайте мне ту же сумму денег, как я прошу, и ваш сын встанет из гроба и скажет вам слово”… Она вновь ответила, что не верит, что это простое совпадение… И Ф[еликс] сделался единственным наследником».
Косвенные подтверждения сказанному содержатся и в мемуарах самого князя Ф.Ф. Юсупова: «Возвращаясь однажды с прогулки и поднимаясь по лестницы последней террасы, я остановился наверху, чтобы оглядеть огромный парк [Архангельского] с его статуями и аллеями и великолепный дом, давший приют безценным богатствам. Я думал, что однажды всё это будет принадлежать мне и что это лишь частичка богатства, которое должно перейти ко мне. Мысль стать однажды одним из богатейших людей России опьянила меня. […] Я видел вновь мавританский зал на Мойке, где, лежа на подушках, шитых золотом, обернутый восточными тканями и увешанный бриллиантами матери, я царил посреди моих рабов; богатство, роскошь, власть: я не знал до сих пор жизни».
Графиня М.А. Гейден, из-за которой, собственно, и произошла сама дуэль, в конце своей жизни называла Феликса «врагом», который сыграл «фатальную роль» в трагедии.

fomin_sgovor5_14.jpg

Князь В.П. Палей в Крыму. 1916 г.


Убийство Г.Е. Распутина и принятые в связи с этим Государем меры, по словам современного биографа князя В.П. Палея (Т.А. Александровой), последний переживал «особенно остро. Он оказался между двух непримиримых лагерей: один его брат – [Великий Князь] Дмитрий – участник убийства, другой – Александр Пистолькорс входил в круг наиболее приближенных к Распутину и был женат на родной сестре Анны Вырубовой. Ссылка [Великого Князя] Дмитрия впервые побудила Владимiра Палея написать несколько сатирических стихотворений, высмеивающих мягкость и зависимость Императора от волевой и властной Жены. Кроме того, прекрасно владея карандашом и кистью, он рисует весьма злые шаржи на Николая II и Александру Феодоровну, – гротескные портреты ему особенно удавались…»

fomin_sgovor5_15.jpg

Последний семейный снимок. 1916 г. Из книги мемуаров княгини О.В. Палей


Князь Владимiр Павлович Палей был убит под Алапаевском вместе с некоторыми Великими Князьями. Похоронили их в конце концов при храме Всех святых Русской миссии в Пекине.

 

Эти и другие материалы в блоге С. В. Фомина "Царский Друг"




Вернуться

Copyright © 2009 Наша Эпоха
Создание сайта Дизайн - студия Marika
 
Версия для печати