Исторический музей "Наша Эпоха"Главная страницаКарта сайтаКонтакты
Наша Эпоха
Наша Эпоха Наша Эпоха Наша Эпоха
   

Статьи

 

БОЛЬШЕВИСТСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ФЕВРАЛЬСКОЙ СМУТЫ

Автор:  Виктор Корн

 

 

Большевистская составляющая Февральской смуты

 

image_01.jpg

 

Скромность никогда не была присуща большевикам, но вот о своем решающем вкладе в успех Февральской смуты они почему-то умалчивают. Масштаб народных волнений и беспорядков, подготовленных агитационно-организаторской работой большевистских ячеек на заводах и фабриках, в запасных полках стал причиной перехода войск на сторону народа.

Питательной средой большевистских корней Февральской смуты явилась ненависть основателя большевизма Ленина ко всему русскому: Российской Империи, ее истории, самодержавному строю, многонациональному ее составу, к «национализму» великорусов – «нации угнетающей» и  «великорусским привилегиям» …
Коль скоро затягивание Великой войны являлось основной причиной порождения Февральской смуты, то и отношение к этой войне большевиков и их вождя  должно было стать своего рода чутким барометром, показывающим приближение «бури» в виде «народных волнений» и «беспорядков» - главных признаков смуты.
Изменение соотношения сил на Восточном фронте: в пользу ненавистной Лениным России или же, столь любимой им, Германии – спонсора в деле будущего захвата власти, тут же находило живой отклик в «бессмертных» трудах большевистского вождя.
Число участвовавших в беспорядках в Петрограде возрастало с каждым днем, являясь явной приметой смуты – народных волнений, без которых невозможен был бы успех заговора думцев и генералов. Ядром смуты, ее «снежным комом», стала начавшаяся 24-го февраля всеобщая забастовка свыше 214-и тысяч рабочих 244-х предприятий, показавшая высокую степень её организации, подготовленную всей многолетней работой там большевистских ячеек.
25-го февраля стачка в Петрограде стала всеобщей и арест в ночь на 26-е февраля большей части Петербургского комитета РСДРП (б) не повлиял на дальнейший ход событий, но отразился на меньшевистско-эсеровском большинстве в Петроградском Совете.
«Работа наших партийных организаций зимою 1916—17 гг. приближала массы к революционной развязке в борьбе с царизмом», - пишет в своей автобиографии А.Г. Шляпников, член ЦК РСДРП (б), фактический руководитель Русского бюро ЦК. И далее: «Все эти годы работал в теснейшем контакте с заграничной частью ЦК, в состав которого входили В. И. Ленин и Г. Зиновьев». Шляпников, имеющий французский паспорт, неоднократно выезжал за границу, как сделал это он и в начале 1917 года.
Генеральной «репетицией» февральских выступлений рабочих Петрограда, явилась организация большевиками, в годовщину 9 января, стачки. «Выступление питерских рабочих 9 января 1917 года стало самым крупным пролетарским выступлением за время войны. Здесь в стачке участвовало около 145 тыс. рабочих. В Выборгском, Нарвском и Московском районах столицы не работали почти все предприятия. Впервые за годы войны в политической стачке приняли участие и рабочие казенных предприятий — Обуховского завода и Арсенала. В ряде районов большевики организовали и провели митинги на фабриках и заводах», - говорилось в листовке Петербургского комитета РСДРП [Январь 1917 года  (Предреволюционный)
http://agitclub.ru/hist/1917fevr/fevral01.htm].
В организации демонстрации 9 января 1917 г. в Петрограде участвовал известный своей деятельностью в российской рабочей среде Л.П. Серебряков, член РСДРП(б) с 1905 г.
Ленин руководил большевистскими организациями в России через связных и газету «Социал-Демократ». В сентябре 1914 г. Ленин пишет «Тезисы о войне», которые были доставлены в Россию.  «С точки зрения рабочего класса и трудовых масс всех народов России, — писал Ленин, — наименьшим злом было бы поражение царской монархии и ее войск...» Последний, седьмой пункт тезисов выдвигал следующие лозунги партийной работы: «...всесторонняя, распространяющаяся на войска и на театр военных действий, пропаганда социалиcтической  революции…»
Эти тезисы легли в основу манифеста ЦК, опубликованного в первом вышедшем после объявления войны номере центрального органа РСДРП — «Социал-демократ». В основе его был тезис Ленина: «Превращение современной империалистской войны в гражданскую войну есть единственно правильный пролетарский лозунг…»
В своей работе («Пролетариат и война 1/14 октября 1914 г.») Ленин выступил на стороне Германии, ограждая ее и Австро-Венгрию от обвинений в развязывании Мировой бойни: «Эту империалистическую войну мы все ждали, к ней мы готовились. А раз так, то совсем не важно, кто напал; подготовлялись к войне все, а напал тот, кто в данную минуту считал это более выгодным».
Несомненно, готовился в Швейцарии и Ленин, наметив наиболее уязвимое место Российской империи – национальный вопрос, который еще в конце 19-го века
среди всех мировых проблем вышел на первое место. По мнению большинства современных историков Первая мировая война была империалистической лишь по названию пяти империй, участвовавших в ней, из которых Германская империя была зачинщиком. Долго еще русский народ, солдаты той долгой, окопной войны называли ее - «германской».
Свидетельством главенства национального вопроса в ту эпоху являются два Всемирных конгресса, последовавшие друг за другом и связанные между собой незримой нитью:
в августе 1896-го в Лондоне – Международный социалистический конгресс и ровно через год в Базеле, Швейцария, Первый сионистский конгресс 1897 года.
В Лондоне: «Конгресс объявляет, что он стоит за полное право самоопределения  всех наций и выражает свое сочувствие рабочим всякой страны, страдающей в настоящее время под игом военного, национального или другого абсолютизма…» Целью программы, принятой конгрессом в Базеле, было создание для еврейского народа в Палестине родины, которая была бы признана международным правом. 
В довоенной работе  «О праве наций на самоопределение» (февраль - май 1914 г.) Ленин пишет:  «…под самоопределением наций разумеется государственное отделение их от чуженациональных коллективов (камешек в русский огород! – В.К.), разумеется образование самостоятельного национального государства».
Для Ленина идеальным выражением права наций на самоопределение, с подтекстом, как увидим дальше, права Украины,  являлось отделение Норвегии от Швеции в 1905 году.
Полемизируя с большевичкой Розой Люксембург, Ленин опирается на идеи «ренегата Каутского»:  «Национальное государство есть форма государства, наиболее соответствующая современным условиям». Повторяя его вывод: многонациональные государства являются «…государствами, внутреннее сложение которых по тем или другим причинам осталось ненормальным или недоразвитым», Ленин навешивает на Россию пропагандистский, столь любимый советскими историками, ярлык – «отсталая».
Довод Розы Люксембург – в составе Российской империи Польша имеет возможности для сбыта текстиля – Лениным опровергается: она «… своим неразумным воспеванием практицизма открыла настежь ворота именно для оппортунистов, в особенности для оппортунистических уступок великорусскому национализму… великорусы в России нация угнетающая, а в национальном отношении, естественно, оппортунизм выразится иначе среди угнетенных и среди угнетающих наций».
Войдя в полемический раж, помещик, дворянин Ленин  заявляет: «Мы, пролетарии (если только умственного труда! – В.К.), заранее объявляем себя противниками великорусских привилегий и в этом направлении ведем всю свою пропаганду и агитацию».
Вслед за Каутским, Ленин утверждает, что в национальном государстве условия для развития капитализма лучше, чем в таком «отсталом» многонациональном  государстве, как Россия. Примером многонационального государства в эпоху капитализма Ленин считает Австро-Венгрию и, выступая в роли провокатора, переходит к ситуации в России.
«Суждено ли, например, Украине составить самостоятельное государство, это зависит от 1000 факторов, не известных заранее. И, не пытаясь “гадать” попусту, мы твердо стоим на том, что несомненно: право Украины на такое государство. Мы уважаем это право, мы не поддерживаем привилегий великоросса над украинцами, мы воспитываем массы в духе признания этого права, в духе отрицания государственных привилегий какой бы то ни было нации». Ну, прямо бальзам на раны современного украинского национализма!
Но, это еще не все! В статье «О сепаратном мире» (6 ноября 1916 г.) Ленин пишет: «Россия воюет за Галицию, владеть которой ей надо в особенности для удушения украинского народа (кроме Галиции у этого народа нет и быть не может уголка свободы, сравнительной конечно), за Армению и за Константинополь, затем тоже за подчинение Балканских стран».
Критикуя Розу Люксембург, заостряющей свое внимание на «польском национализме», Ленин пишет, что она «забыла о национализме великорусов, хотя именно этот национализм и страшнее всего сейчас, именно он менее буржуазен, но более феодален, именно он главный тормоз демократии и пролетарской борьбы».
Ленин подводит следующий итог о праве наций на самоопределение:  «С точки зрения теории марксизма вообще, вопрос о праве самоопределения не представляет трудностей. Серьезно не может быть и речи ни об оспариваний лондонского решения 1896 года, ни о том, что под самоопределением разумеется лишь право на отделение (выделено – В.К.), ни о том, что образование самостоятельных национальных государств есть тенденция всех буржуазно-демократических переворотов».
Ленинское двурушническое - «лишь право на отделение» - отзовется взятием в конце января 1918 года Киева главкомом Муравьевым, лично направленным Лениным, и массовым там убийством людей (около 5 тысяч, из них до 3 тысяч - офицеров). Муравьев направил Ленину телеграмму: «Сообщаю, дорогой Владимир Ильич, что порядок в Киеве восстановлен, революционная власть в лице Народного секретариата, прибывшего из Харькова Совета рабочих и крестьянских депутатов и Военно-революционного комитета работает энергично…» Куда еще более энергично – кровопролитней!
Вопрос о роли психопатических личностей, а Ленин, Муравьев и пр. относились к этому типу людей, в эпоху революций и гражданских войн еще ждет своих исследователей.
В начале Первой мировой войны, когда политические противники Ленина в партии РСДРП начали упрекать его в отсутствии патриотизма, он пишет статью «О национальной гордости великороссов». В ней, и в ряде последующих за ней статей, Ленин излагает свой взгляд на национальный вопрос в России и Европе, в связи с Первой мировой войной.
Поражение австро-венгерской и успех русской армии, взявшей столицу Восточной Галиции Львов и древний русский город Галич, рассматривается Лениным как попытка  России захвата Галиции и возрастанием, в связи с этим, значения национального вопроса.
А какую цель преследовала Австро-Венгрия, начиная войну против славянства, как не захват их земель и порабощение их, об этом германофил Ленин не пишет.
Опираясь на суждение Энгельса: «Не может быть свободен народ, который угнетает чужие народы», Ленин излагает  программу партии большевиков по национальному вопросу: «И мы, великорусские (без капли русской крови – В.К.) рабочие (?), полные чувства национальной гордости, хотим во что бы то ни стало свободной и независимой, самостоятельной, демократической, республиканской, гордой Великороссии, строящей свои отношения к соседям на человеческом принципе равенства, а не на унижающем великую нацию крепостническом принципе привилегий».
Это – «хотим во что бы то ни стало», выдает Ленина с головой в неразборчивости средств  борьбы с существующим строем в России во время войны ее с внешним врагом. И это в то время, когда с началом войны подавляющая часть партий и профсоюзов отказалась от классовой борьбы и, встала на точку зрения классового мира и защиты отечества.
Разыграв «национальную» карту, Ленин переходит к более убедительному доводу, освобождающего рабочих от уз патриотизма, удерживающих их сознание от того, что забастовки  во время войны – прямая помощь врагу. Лозунг «Отечество в опасности» был в ходу в России во время Великой войны, потому-то понятие «отечество» и стало главной целью Ленина: вытеснить его из сознания, и, прежде всего, рабочих.
В конце октября 1914 года в газете «Голос» была опубликована статья Ленина «Пролетариат и война», в которой дано определение понятия «отечество» с социалистической точки зрения. Ленин приводит выдержку из «Коммунистического Манифеста», в которой понятие отечества рассматривается как историческая категория. Пролетариат не может любить того, чего у него нет, у пролетариата нет отечества.
На конференции в Озерках, в ноябре 1914 года, участвовало 11 членов большевицких организаций и пятеро членов ГосДумы; обсуждались тезисы Ленина, главным из которых было следующее: «Лозунгами социал-демократии в настоящее время должна быть всесторонняя, распространяющаяся на войска и на театр военных действий, пропаганда социалистической революции…».
Участники конференции были арестованы и, по законам военного времени, им грозило суровое наказание, но «военная власть, идя на поводу общественности, проявила  мягкотелость, а Министерство внутренних дел не понимало значения антивоенной агитации большевиков. О связях их с немецким генеральным штабом в то время еще не знали, а главный осведомитель  полиции большевик Малиновский был разоблачен по профессиональному невежеству генерала Джунковского». Суд над участниками конференции, в начале 1915 года, присудил их к весьма мягким наказаниям [по странницам книги А.И. Спиридовича «Великая Война и  Февральская революция» /
http://www.alleng.ru/d/hist/hist170.htm/].
Взрыв 17/30 апреля 1915 г. на Охтинском военном заводе, полностью его разрушивший, что стало серьезным ударом по снабжению русской армии снарядами, не случайно был произведен в канун праздника 1 мая – «международной солидарности трудящихся». «Русский рабочий ощущал себя чужаком в промышленном городе и поэтому был в нем маргиналом, легко подверженным влиянию различных утопических теорий (этим можно объяснить успех в рабочей среде большевистских идей). Даже рабочие волнения в дореволюционной России имели форму не классического пролетарского протеста, а некоего квазидеревенского бунта, принявшего в 1917 году всероссийский масштаб» [«Вся история России — это движение от смуты к смуте». Историк Владимир Булдаков о причинах революции 1917 года /
https://lenta.ru/articles/2016/04/10/revolution/].
Но, немецкие рабочие, в знак солидарности с русскими рабочими, не взорвали свой завод!
История КПСС: «В ноябре 1916 в Петрограде возобновило в новом составе свою деятельность Русское бюро ЦК РСДРП (П.А. Залуцкий, В.М. Молотов, А.Г. Шляпников), которое поддерживало постоянную связь с Заграничным бюро ЦК во главе с Лениным, находившимся в Швейцарии. Русское бюро ЦК опиралось на Петербургский комитет партии (Н.Ф. Агаджанова, С.И. Афанасьев, В.Н. Залежский. Ф.А. Лемешев, А.К. Скороходов, Н.Г. Толмачев, И.Д. Чугурин, В.В. Шмидт, К.И. Шутко и др.), деятельность которого Ленин считал образцом революционной работы во время войны».
«Осенью 1915 Молотов направляется в Петроград с Тихомирновым (В.А.) и организует «большевистскую группу 1915 г.» (Бокий, Бажанов, Аросев). В конце 1916 г. из-за границы, как агент Ц. К. приехал Шляпников. В Питере составилось бюро Ц. К. , куда вошел и Молотов. Питерская организация, в которой участвовал активнейшим образом Молотов, развертывала свою деятельность все шире и шире» [«Деятели СССР и Октябрьской революции. Автобиографии и биографии». Гранат, М. 1925.
II ч. С 64, 65].
В биографии Молотова, написанной А. Аросевым, не сказано, откуда «приехал Шляпников». «В 1915 году, в целях изыскания средств на партийную работу, был в Америке. В конце 1916 года вернулся снова в Россию», - пишет он в автобиографии [«Деятели СССР…»,
III ч. С. 249]. 
Заметно участие А.Г. Шляпникова (1885 – 1937) и в Февральской революции. Будучи членом Петербургского комитета РСДРП, он входил в инициативную группу по созданию Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. 27 февраля его избрали в Исполнительный комитет Петросовета. «Исполн[ительный] Комитет возложил на меня заботу по вооружению рабочих, и первые кадры рабочих-красногвардейцев были мною снабжены оружием. По поручению петербургского и выборгского комитетов нашей партии, а также совета рабочих и солд[атских] депутатов выборгского района выработал устав Красной гвардии, план ее организации и порядок снабжения вооружением».
В февральские дни 1917 года А.Г. Шляпников был фактическим руководителем Русского бюро ЦК, которое выработало план действий, в том числе вооружения рабочих. Основной была объявлена задача «завоевания» армии. Для ее осуществления предлагалось использовать и личные связи рабочих с казармами, и братание с солдатами во время уличных встреч и т. д. [Шляпников А. Г. Канун семнадцатого года. Семнадцатый год.
http://revarchiv.narod.ru/shliapnikov/oeuvre/kanun.html].
В первоначальный состав постоянного Исполкома Петросовета из 15 человек вошло лишь 2 большевика – А. Г. Шляпников и П. А. Залуцкий. 1/14 марта  в Исполком было избрано дополнительно 10 представителей от солдат и матросов, в том числе 2 большевика (один из них Н.Г. Толмачев (1895 – 1919), редактор нелегальной газеты «Пролетарский Голос».
П.А. Залуцкий (1887 – 1937), с 1911 г. в Петербурге, работал на Франко-русском заводе, сотрудничал в газетах «Звезда» и «Правда». Участник Пражской всероссийской партийной конференции (1912 г.), с 1916 г. член Исполнительной комиссии Петербургского комитета и Русского бюро ЦК РСДРП (Википедия).
А.Я. Аросев (1890 – 1938), большевик с 1907 г.,  в автобиографии пишет: «В 1916 г. – в Петербурге – секрет. редакции “Соврем. Мир”…член Петрогр. организации (Кирилл Шутко, Молотов, Залуцкий, Толмачев, Евреинов, Пылаев, Шведчиков и др.) Осенью 1916 г. я был мобилизован… В том же году стал юнкером одного из Московских военных училищ. Здесь основал военную организацию, куда входили юнкера: Малиновский, Зенько, Лашин и солдаты Смирнов Антонов и др.»  22 февраля 1917 г. Аросев был разоблачен и направлен в дисциплинарный батальон. Но вот он, «царский гнет»: ему разрешают 10-дневный отпуск и он едет к семье в Казань [«Деятели СССР…»
I ч. С. 17].
Ф.А. Лемешев (1891 – 1954) в 1914 году работал в железнодорожном цехе Путиловского завода, где стал большевиком. Вскоре он уже один из руководителей подпольного Нарвско-Петергофского райкома РСДРП(б). В конце года его кооптировали в члены нелегального Петербургского комитета. 2 января 1917 года Лемешева вместе с другими членами ПК РСДРП(б) арестовали /
https://go.mail.ru/search?fm=1&q=Ф.А.+Лемешев /.
А.К. Скороходов (1880 – 1919) приехал в Петроград и 1 июня 1916 года поступил слесарем на завод «Дюфлон». Наладив там связи с большевиками, вместе с ними восстановил нелегальную организацию на предприятии. Позднее он представитель от партийной ячейки завода в районном комитете РСДРП(б) Петроградской стороны. В конце 1916 года Русское бюро ЦК РСДРП (б) утвердило его членом Исполнительной комиссии Петербургского комитета большевиков. В период Февральской революции он – в гуще событий, выступает на митингах. 23 февраля Скороходов вместе с членами Русского бюро ЦК и ПК РСДРП (б) участвует в заседании Выборгского районного комитета партии, где было решено усилить агитацию среди солдат гарнизона и расширить стачку питерских рабочих. 25-го февраля 1917 года стачка в Петрограде стала всеобщей… В ночь на 26 февраля полиция арестовала большую часть Петербургского комитета РСДРП (б), и в том числе А. К. Скороходова /
https://murzim.ru/nauka/istorija/istorija-sssr/31014-skorohodov-aleksandr-kastorovich-1880-1919.html/.
И.Д. Чугурин (1883 – 1947) в 1916 г. по окончании срока ссылки приехал в Петроград и поступил жестянщиком на завод «Промет» на Выборгской стороне. Вскоре за организацию забастовки его уволили, и он перешел на «Айваз». Осенью 1916 года Чугурин был введен в нелегальный Выборгский районный комитет партии, а затем в Исполнительную комиссию Петербургского комитета большевиков. В дни Февральской революции И. Д. Чугурин был одним из руководителей Выборгского райкома. Он возглавлял стачки и демонстрации, вел агитацию среди солдат, призывал их присоединиться к восставшим /
https://murzim.ru/nauka/istorija/istorija-sssr/31093-chugurin-ivan-dmitrievich-1883-1947.html/.
К.И. Шутко (1884 - 1941) после ссылки в 1914 году едет в Петроград. Здесь он — пропагандист и член Петербургского комитета РСДРП(б). После провалов в Петроградской организации он опять перебирается в Москву и работает в Московской организации. В октябре 1915 года следует очередной арест и высылка на три года в Иркутскую губернию. Через несколько месяцев Шутко бежит из ссылки и возвращается на нелегальную работу в Петроград, в 1917 г. член последнего нелегального и первого легального Петербургского комитета большевиков (Википедия).
27 февраля (12 марта) 1917 Русское бюро издало манифест ЦК РСДРП «Ко всем гражданам России», возвестивший о «свержении самодержавия и победе буржуазно-демократической революции».
Решение о выпуске манифеста было принято Выборгским райкомом партии, осуществлявшим функции Петербургского комитета РСДРП. В этот же день распространялся в Петрограде в виде гектографированной листовки.
Большевики в Февральской смуте оказались «впереди планеты всей» и не только вкладом в ее торжество, но еще и тем, что задолго до решения Учредительного собрания о форме государственного устройства России, заявили о «свержении самодержавия». Будто знали, что случится с караулом в Таврическом дворце в 5-м часу утра 6/19 января 1918 года.
Отметим одну особенность участия большевиков в Февральской смуте: национальный их состав, как и участников уличных беспорядков в Петрограде, позволяет назвать ее действительно «русской смутой», в отличие от характера Октябрьского переворота.

27 мая 2017 года





 




Вернуться

Copyright © 2009 Наша Эпоха
Создание сайта Дизайн - студия Marika
 
Версия для печати