Исторический музей "Наша Эпоха"Главная страницаКарта сайтаКонтакты
Наша Эпоха
Наша Эпоха Наша Эпоха Наша Эпоха
   

Статьи

 

ЕЩЕ О КНИГЕ П. М. БЫКОВА

Автор:  Сергей ФОМИН

 

Еще о книге П. М. Быкова

 

bykov_01.jpg

      В нашей публикации "К пониманию личности Le Prince de l'ombre" мы довольно подробно писали о бывшем председателе Екатеринбургского Совета Павле Михайловиче Быкове (1888–1953), включенном Н.А. Соколовым в список лиц, виновность и причастность которых к цареубийству была установлена, для задержания «в интересах дела» – см. [1], [2], [3], [4].
      Написанную им статью «Последние дни последнего царя», включенную в сборник, напечатанный в 1921 г. в Екатеринбурге, следователь, будучи уже в Париже, признав «вещественным по делу доказательством», приобщил к расследованию.
«Урал, – вполне определенно писал в статье П.М. Быков, – стал могилой не только бывшему царю и его семье. В средних числах июля в Перми был расстрелян и брат Николая Романова – Михаил Александрович […] В этих же числах уничтожены были в Алапаевске и великие князья…»
      Начиная с 1922 г., очерк выходил отдельными изданиями. В 1926 г. появилась уже написанная на его основе обширная 126-страничная книга «Последние дни Романовых».
П.М. Быков был первым и долгое время единственным, кому было официально дозволено (поручено) освещать советскую версию цареубийства. Свидетельством признания этого его особого положения было разрешение на издание переводов его книги за рубежом.
      Посетители моего ЖЖ весьма активно откликнулись на эту публикацию.
Одна из читательниц, например, прислала скан гораздо более качественной фотографии первого состава Екатеринбургского совета, находившейся в распоряжении следствия и приводившейся в одном из наших по́стов:
ulliana_art

bykov_02.jpg

В первом ряду сидят (слева направо): неизвестный, А.Г. Белобородов, П.М. Быков, Л.С. Сосновский, двое неизвестных, Ф.И. Голощекин. Во втором ряду стоит (за Сосновским) – Г.И. Сафаров. (Сосновский, член президиума ВЦИК, вместе с Володарским редактировавший выходившую в Петрограде «Красную газету», был одним из организаторов цареубийства.)

На обороте фоторепродуции было дано пояснение:

bykov_03.jpg

При этом ulliana_art кинула ссылку и на издание, оказавшееся весьма ценным: «A prisoner of the Reds, the story of a British officer captured in Siberia by Francis McCullagh, capitain, Royal Irish fusiliers». London: John Murray, 1921, доступ онлайн:

bykov_04.jpg

Даже судя по оглавлению, книга эта содержит немало любопытной информации, в т.ч. и по цареубийству, потому не удержусь от того, чтобы не произвести полностью ее содержание.

bykov_05.JPG

bykov_06.JPG

bykov_07.JPG

bykov_08.JPG

Ну, а теперь вернемся к книгам П.М. Быкова, а в связи с ними и к другим сообщениям посетителей моего ЖЖ.
Один из них (catofoldmemory), на разыскания которого нам приходилось не раз ссылаться, отправил сканы издательских обложек первого отдельного издания очерка «Последние дни последнего царя» 1921 г., вышедшего – без обозначения имени автора – в следующем году в Москве в Госиздате и в Саратове:

bykov_09.jpg

bykov_10.jpg

Таким образом, остаются пока не выявленными казанское и тверское издания.
Откликнулись и посетители нашего ЖЖ из Российской Государственной библиотеки в Москве: LENINKA_RU

«У нас есть издание книги Быкова “Последние дни Романовых” 1926 года (Свердловск):

bykov_11.jpg

Есть издание 1930 года, в котором местом издания указаны обе столицы:

bykov_12.jpg

Свердловского издания 1930 года у нас, действительно, нет».
Что ж, поиск и в этом направлении следует продолжать.
Причем не только об изданиях на русском языке, вышедших в СССР, идет тут речь.
О двух английских изданиях (1934 года лондонском «The last days of Tsardom» и 1935 года нью-йоркском «The last days of Tsar Nicholas»)
мы уже писали. После этого было найдено еще одно – французское, напечатанное в Париже в 1931 г. в издательстве «Payot» в престижной серии «Collесtion de Mémoires, études et documents pour servir à l'histoire de la guerre mondiale».

bykov_13.jpg

Не выявленными пока что остаются немецкий, итальянский и испанский переводы, сведения о которых содержатся в личном деле П.М. Быкова.
Недавние находки английского и французского изданий позволяют надеяться, что и эти рано или поздно будут обнаружены. Не исключено, что и при помощи наших читателей.

Незнание о самом существовании иностранных изданий книги П.М. Быкова, а также игнорирование их характера приводят к недоразумениям – иногда просто забавным, а порой и смысловым.
В качестве примера приведем диалог известного многочисленными своими ляпами при возобновлении уже в наши дни, в 1993 г., Царского дела следователя-криминалиста В.Н. Соловьева и явно подыгрывавшего ему сотрудника журнала «Родина», в котором печаталась беседа (2006. № 3), – литературоведа и критика Л.А. Аннинского.

bykov_14.jpg

bykov_15.jpg

Информационным поводом для этого разговора был выход в Париже в 2005 г. нового издания книги Роберта Вильтона, напечатанного по авторизованной машинописи на русском языке английского журналиста (история, о которой, даст Бог, мы еще расскажем) и осуществленного русским эмигрантом Шотой Чиковани.
Непереваримым для собеседников было уже само (авторское) название книги: «Злодеяние над Царской Семьей, совершенное большевиками и немцами» (немцы, понятное дело, были не в счет).
Отсюда и вполне определенное название публикации:

bykov_16.jpg

Сверхзадача легко угадывалась из текста: вывести из-под удара Ленина, Свердлова, Троцкого, как совершенно не причастных-де к цареубийству, которое самочинно, мол, устроили «неуправляемые» уральские большевики.
Вот один из фрагментов. Начинает Лев Александрович Аннинский:

bykov_17.jpg

bykov_18.jpg

bykov_19.jpg

bykov_20.jpg

bykov_21.jpg

bykov_22.jpg

bykov_23.jpg


Для этого, понятное дело, собеседникам пришлось поливать грязью Н.А. Соколова, М.К. Дитерихса и Р. Вильтона, а также и всех, кто смеет придерживаться выводов белого следствия.

Все средства для этого были хороши. А коли при этом и грамотёшки было маловато, то эти возможности представлялись им и вовсе почти что безграничными: море им казалось по колено.
И вот тут-то товарищ Быков сыграл с товарищем Соловьевым и товарищем Аннинским злую шутку. Они не только знать не знали о существовании переводов его книги, но и не принимали в расчет целей, которые большевики (тех, кого они столь рьяно брали под защиту) преследовали, запуская в 1930-х эти иностранные издания.
И вот два хитрована, заранее обговорив сценарий, разыграли перед читателями мини-спектакль:
– В изложении Чиковани это звучит так… – говорит один.
– Не знаю, откуда взял Чиковани эту «цитату»… – тут же подхватывает другой.
«Знатоки», правда – повторим это еще раз – упустили из виду французское издание книги Быкова 1931 г., на 150-й странице которого автор, а вовсе не Шота Чиковани (на что намекают собеседники), так прямо и пишет:

bykov_24.jpg

И, значит, вот где они, настоящие «КРАПЛЁНЫЕ КАРТЫ» – в застольной беседе «своих» в редакции московского журнала «Родина»!
Этот мелкий, вроде бы, эпизод еще раз демонстрирует невысокий профессиональный уровень В.Н. Соловьева, его способность на подлоги и организацию дешевых эффектов, удовлетворяющих, видимо, его ни на чем не основанный апломб.

Возвращаясь к иностранным переводам быковской книги, еще раз подчеркнем их высокую значимость для большевиков, что подтверждает в том числе и немалая сложность исполнения этой задачи, начиная с подбора кандидатуры переводчика и кончая способами продвижения этих проектов в западных издательствах.
Как это ни парадоксально, из книг этого большевика и цареубийцы черпали информацию не только иностранцы, но и часть российской эмиграции, причем, бывало, что и высшего разбора. Так, биографы вдовы Великого Князя Михаила Александровича – графини Натальи Сергеевны Брасовой (1880–1952), утверждают, что именно прочитав в 1934 г. книгу П.М. Быкова, она удостоверилась в убийстве супруга.

bykov_25.jpg

Великий Князь Михаил Александрович и графиня Н.С. Брасова.


Выходит, что труд Н.А. Соколова, изданный в 1924 г. на французском, а в следующем на русском и других европейских языках, в котором следователь, используя в том числе и очерк П.М. Быкова 1921 г., вполне определенно писал об убийстве Великого Князя, Наталья Сергеевна считала почему-то не столь авторитетным...
Вряд ли мы ошибемся, если предположим, что так было из-за ходивших в той среде, в которой вращалась графиня, вздорных слухов о Соколове, о чем мы в свое время подробно писали.
      Описанные коллизии ставят перед нами – среди прочих – и еще одну важную проблему – текстологическую. Хорошо бы в каждом отдельном случае понять, что́ в том или ином заграничном издании превалировало: неточность перевода или особенности текста, предоставленного издательству.
       В свое время мы уже рассказывали об английском переводчике (для лондонского и нью-йоркского изданий 1934-1934 гг.) – известном члене компартии Великобритании, сыне близких Ленину еврейских эмигрантов из России –
Эндрю Ротштейне (1898–1994).
Столь же неслучайным лицом, хотя и несколько в ином роде, был переводчик французского издания «Les derniers jours des Romanov» (Paris. Payot. 1931).

bykov_26.jpg

      «Князь Г. Сидамон-Эристов» – такое имя значилось на обложке издания 1931 г., как переводчика, – происходил из древней аристократической грузинской фамилии.
Георгий Дмитриевич был адвокатом, еще с 1895 г. числясь в качестве частного поверенного при Петербургском окружном суде, а перед переворотом 1917-го – при Петроградском коммерческом суде.
      Человеком он был весьма состоятельным. Снимал апартаменты стоимостью свыше трех тысяч рублей в год на Потемкинской улице, шедшей вдоль Таврического сада, рядом с Государственной думой.
      Известен князь был и своим меценатством. Состоял членом Петроградского художественного общества, покровительствовал литературно-артистическому кабаре «Бродячая Cобака» – одному из центров столичной культурной жизни Серебряного века.
Среди прочих в этом знаменитом подвальчике собирались Анна Ахматова, Николай Гумилев, Осип Мандельштам, Владимiр Маяковский, Велимiр Хлебников, Алексей Толстой, Надежда Тэффи, Николай Евреинов, Паллада Богданова-Бельская…
Последней, «Роковой женщине Серебряного века», в свое время мы посвятили отдельную обширную публикацию, в связи с последними годами жизни Царского Друга и его убийством:
[1], [2], [3], [4], [5], [6], [7], [8].

bykov_27.jpg

Эмблема «Бродячей Собаки» работы М. Добужинского. 1912 г.


Сам князь Г.Д. Сидамон-Эристов, будучи членом кадетской партии, придерживался не только либеральных взглядов, но увлекался оккультными учениями, а также был деятельным масоном.

Известно, например, что он состоял в ложе «Северное сияние», а затем и в «Полярной звезде». В 1912 г. был избран членом учрежденного в том году Верховного совета Великого Востока народов России. Генеральным секретарем в 1912-1913 и 1914-1916 гг. там был Н.В. Некрасов, в 1913-1914 гг. А.М. Колюбакин, а с 1916 г. и до самого переворота – А.Ф. Керенский.

Родной брат Георгия Дмитриевича – князь Борис Дмитриевич Сидамон-Эристов (1860–1923), наоборот, был весьма близок ко Двору. Будучи Камергером, состоял в Собственной ЕИВ Канцелярии, будучи женатым на Екатерине Алексеевне, урожденной княжне Лобановой-Ростовской, дочери церемониймейстера Высочайшего Двора, фрейлине. (Такое разнополярное родство было в те времена не исключением, а скорее правилом, на что обращал внимание в своих исследованиях петербургский историк Александр Владимiрович Островский.)

bykov_28.jpg

Именно масонские связи привели Георгия Дмитриевича Сидамон-Эристова в феврале 1917 г. во власть.

Сразу же после переворота был упразднен, прежде всего, Департамент полиции; его руководителей арестовали, а всех полицейских чиновников вывели за штат.
Было образовано Временное управление по делам общественной полиции, которому надлежало заняться подготовкой нормативно-правовой базы для новой милиции. Его-то и отдали в ведение князя. Одновременно он занял пост товарища председателя Совета присяжных поверенных. Место весьма ответственное и почетное, учитывая заслуги адвокатуры в расшатывании режима и ее роль непосредственно в самом перевороте.
После прихода к власти большевиков Г.Д. Сидамон-Эристов перебрался на родину, где был сначала председателем Сухумского окружного суда, а затем – отправлен посланником Грузинской республики в Варшаву.
После того как большевики вошли в Грузию Георгий Дмитриевич выехал во Францию. В 1921 г. он вступил там в Союз русских адвокатов. Жил там со своей супругой М.И. Ватагиной. Скончавшись 23 января 1953 в Гренобле, был похоронен на местном кладбище.
Таковы более чем скупые сведения об эмигрантской жизни князя.

bykov_29.jpg

Некоторое представление о нем и его взглядах дает, прежде всего, сам факт его участия в переводе книги П.М. Быкова, а также весьма обширные, написанные им, тексты, сопровождающие это издание: предисловие и послесловие.

      Судя по ним, Г.Д. Сидамон-Эристов был знаком не только с вышедшими в том же издательстве «Payot» ранее книгами Н.А. Соколова (1924), П. Жильяра (1926) и С.Н. Смирнова (1928), секретаря Княгини Елены Петровны, но также и с газетными публикациями во французской прессе генерала Мориса Жанена и журналиста Ксавье де Отеклока.
      Кроме того, в этих текстах князя зафиксированы и его взгляды. При этом, конечно, следует учитывать присутствие во Франции значительной русской эмиграции, а также серию, в которой печаталась книга П.М. Быкова (в ней ранее вышли в том числе и перечисленные выше издания).
      В заключение мы публикуем сканы с соответствующих страниц из экземпляра, полученного недавно от нашего парижского друга:

bykov_30.jpg

 

с. 7-18

bykov_31.JPG

bykov_32.JPG

bykov_33.JPG

bykov_34.JPG

bykov_35.JPG

bykov_36.JPG

bykov_37.JPG

bykov_38.JPG

bykov_39.JPG

bykov_40.JPG

bykov_41.JPG

bykov_42.JPG

 

с. 169-176, оглавление

bykov_43.JPG

bykov_44.JPG

bykov_45.JPG

bykov_46.JPG

bykov_47.JPG

bykov_48.JPG

bykov_49.JPG

bykov_50.JPG

bykov_51.jpg

bykov_52.jpg

 

Надеемся, что наша публикация поможет лучше разобраться как во взглядах самого переводчика, так и в целях продвижения книги П.М. Быкова на Западе, а также и в ее месте в политике самого издательства.

 

      Источник: Блог С. В. Фомина "Царский Друг"




Вернуться

Copyright © 2009 Наша Эпоха
Создание сайта Дизайн - студия Marika
 
Версия для печати