Исторический музей "Наша Эпоха"Главная страницаКарта сайтаКонтакты
Наша Эпоха
Наша Эпоха Наша Эпоха Наша Эпоха
   

Статьи

 

«ЦАРСКАЯ ТЕМА НАХОДИТ МЕНЯ ВСЮ ЖИЗНЬ…»

Автор:  Протоиерей Аркадий ПЕТРОВЦЕВ

 

 

«Царская тема находит меня всю жизнь...»

 

petrovtsev_01.jpg

Отец Аркадий 

Сегодня в рубрике «Год Царской голгофы» мы беседуем с настоятелем храмов Благовещения Пресвятой Богородицы и святых первоверховных апостолов Петра и Павла в поселке Ропша Ленинградской области протоиереем Аркадием Петровцевым. При знакомстве с батюшкой особенно приятно удивило, что, несмотря на далеко не пожилой возраст, отец Аркадий с матушкой Екатериной – родители 12 детей: шести мальчиков и шести девочек! 

– Отец Аркадий, расскажите, пожалуйста, немного о себе – о Вашем пути к Богу и священническому служению, о том, как и почему Вам стала близка Царская тема.

– В Православие я пришел из протестантизма. Несколько лет был протестантом и даже собирался стать пастором. Ездил и на конференции протестантские в Москву, помогал им проводить их службы…

А Царская тема меня всю жизнь находила, а не я ее, если так можно сказать. Учился в сельхозинституте в Царском Селе. И иногда заходил в православные храмы, одним из которых был Феодоровский Государев собор, рядом с институтом. Близость Царских мест давала мне некий духовный ориентир, и эта тема привлекла мой ум.

А потом пришел к Православию – это уже на четвертом курсе, в 1993–1994-м – мой институтский друг помогал в алтаре Феодоровского собора у тогда еще игумена Маркелла, теперь владыки Царскосельского. Также через друзей я попал к отцу Николаю Гурьянову, а он был почитателем Царской Семьи и Григория Ефимовича Распутина. Мы к батюшке ездили регулярно по несколько раз в год в течение семи лет. Конечно, то, что мы слышали от Старца, подталкивало к сугубому проникновению Царской темой. Мы ходили и к Александровскому дворцу, который находился тогда на реставрации, смотрели на Царские огороды, которые Царственные Мученики возделывали, будучи в пленении. Мне показывали комнаты, где они жили. На свалке около дворца, когда еще этой темой никто не интересовался, мы даже нашли битую посуду тех времен, с Царскими вензелями.

Т. е. изначально так получилось, что из-за близости к Царским местам и  благодаря окружавшим меня людям, с которыми мы ездили к отцу Николаю (Гурьянову), я оказался в такой околоцарской среде, где все о Царской Семье свидетельствовало, где почитали и любили эту святую Семью.

– Но давайте вернемся к тому, как Вы пришли к Православию и что было потом.

– Моему приходу к Православию поспособствовали молитвы моей бабушки. Потому что она – единственная, наверное, кто за меня молился, когда я был еще некрещеный и ходил к протестантам. И вот однажды, приехав к ней, я почувствовал такую огромную тягу к Церкви Христовой, что даже ночью не смог уснуть. Тогда я осознал, что должен принять Крещение. Утром спрашиваю: «Бабушка, а у тебя есть крестик?» Она на меня изумленными глазами смотрит, не веря, что я, только недавно готовившийся стать протестантским пастором, обратился в Православие. И я буквально бегом побежал креститься!

Потом, когда я окончил институт и уже знал, что буду священником, батюшка Николай (Гурьянов) благословил меня переехать в Брянскую область. И мы из тех Царских мест приехали на Брянщину… тоже в Царское место!

Тогда Брянскую епархию возглавлял архиепископ Мелхиседек (Лебедев). Он глубоко почитал Царскую Семью, за что и пострадал. Это был один из старейших архиереев Русской Церкви, членов Священного Синода, очень грамотный. И вот, как только я стал молодым священником, мы туда перебрались, и он нас тоже в Царской теме воспитывал. Рассказывал, как из Германии в 70-е годы перевозил самиздатовские брошюры про Царя в чемоданах с архиерейскими облачениями. Интересно, что когда пограничники заходили их проверять, он молился Царственным Мученикам, потому что, если бы это нашли, его могли бы и от служения отстранить, и дело завести.

petrovtsev_02.jpg

«Малая гостиная в имении „Брасово“».
Худ. С. Жуковский, 1916 год
 

А в Брянск Владыка попал из Екатеринбурга, где активно содействовал прославлению Царской Семьи еще до ее канонизации. За это его в Синоде осторожно «притормозили», сказав, что пока соборно вопрос не решен. И за это, так сказать, рвение Владыку перевели на Брянскую кафедру. Вот, это был архиерей, который меня рукоположил и под омофором которого я служил с 1997 по 2002 год. Часто, когда мы встречались, он говорил что-то на Царскую тему.

Более того, он меня отправил в Брасовский район Брянской области служить. А Брасово – единственное Царское имение во всей округе! Это имение брата Царя – Михаила Александровича Романова, почему и супруге его дали фамилию Брасова. Там был его конный завод, где он выращивал лошадей для Дикой дивизии, которую возглавлял. Его дворец посещали разные композиторы, знатные люди. Был и станкостроительный завод, поставлявший продукцию в Петербург. И ветка железнодорожная, по которой осуществлялись поставки в Северную столицу. Вот как получилось – из Царского Села мы попали в Царское имение на Брянщине, да к такому Царскому архиерею! 

– Еще и по благословению старца Николая (Гурьянова), сугубого молитвенника Царственным мученикам!

– Да, конечно. А через 18 лет мы вернулись в Петербург, тоже по благословению, как отец Николай и говорил: вы будете там (в Брянске) не всегда, переберетесь обратно в Питер. И здесь меня определили в Ропшу. И она тоже оказалась Царским местом! 

– Надо же! Расскажите, пожалуйста, подробнее.

– Наш храм Благовещения Матери Божией был домовой церковью Петра I. Но еще раньше он был известен как храм покровителя воинов великомученика Димитрия Солунского на Княжьей горке, т. к. в новгородские времена здесь находились оборонительные крепости. И когда шведы завоевали на 100 лет земли новгородчины, они разрушили тот деревянный храм и поставили лютеранскую кирху. Но Царь Петр их победил, и вновь воссоздал на том месте православный храм. А приезжал он в Ропшу, потому что здесь есть минеральные радоновые источники, как на юге. У него тут была лечебная резиденция. Рядом с этим храмом построили дворец с подземной галереей.

petrovtsev_03.jpg

Руины Благовещенского храма в Ропше 

После Петра I в нашем храме побывали практически все Цари. Особенно любили Ропшу Петр III, у которого тоже был здесь дворец; Павел I, который решил после гибели своего отца от рук убийц построить здесь Петропавловский храм – в честь его и своего Небесных покровителей. Но по причине кратковременности правления ему не удалось это завершить. А т. к. Павел I огласку этому проекту не давал, что это храм и в честь кого он возводился, то его переделали под манеж, дабы стереть память о мученической кончине этих двух Государей. Потом Ропшу очень любила и отстраивала, сделав генеральный план, Императрица Елисавета. А незадолго до революции Ропшу выкупила Царская Семья, устроив в ней охотничье имение. Здесь устраивались военные маневры, и Государь часто приезжал сюда, молился на Литургии в храме...

В целом наш храм Благовещения Пресвятой Богородицы с петровских времен относился к дворцовому ведомству и никогда не был приходским. Поэтому его содержали все без исключения Русские Цари. Вот, в такое место я попал после Брянска, хотя никаких личных усилий на всем этом пути не прикладывал – чтобы специально оказаться в Царском Селе, в Брасово или в Ропше. Поэтому я и говорю: Царская тема сама находит меня – всю жизнь!

petrovtsev_04.jpg

– Но Царская тема весьма непростая – столько лжи и клеветы возводится на благочестивых Государей – Николая II, Павла I и на их окружение – того же Григория Ефимовича, которого Вы упомянули. Как бороться с этим?

– Да, тема эта непростая, даже внутри Церкви. Как с этим быть? Лично я пошел путем принятия точки зрения уважаемых мной людей. С первых лет своего священства я поставил отца Николая (Гурьянова) духовным образцом и впитывал все его наставления. Я боялся некое собственное мнение иметь, старался подстраиваться под духовных наставников, Святых Отцов и подвижников благочестия.

Но при этом помните, как старец Николай ответил на вопрос: «А Вы молитесь Григорию Ефимовичу?» Он сказал: «Дома – молюсь». Видите, мы как верные чада Церкви должны придерживаться церковного благочиния. 

– Отец Аркадий, а как вообще Вы понимаете Царскую тему? Каким образом она связана с нашей современностью?

– Царская тема для меня очень многое значит, я убежденный монархист с первого года, как пришел к Православию. Она меня трогает до глубины души. Когда 17 июля, в этом году, в 100-летие Русской Голгофы, после Литургии наш клирос запел Царский гимн «Боже, Царя храни», я прослезился.

Царская тема в России до сих пор находится фактически под запретом, табуирована. Потому что у нас, можно сказать, существует политическая конкуренция. Образы правления демократический и монархический – взаимоисключающие. И продвигать, «рекламировать» Царскую тему «наверху» никто не собирается, поскольку это подразумевает иную позицию и огромную ответственность. Поэтому сейчас большинство людей, живущих в России, важности этой темы не осознают.

При этом, к сожалению, порой монархические организации и мероприятия возглавляются не самыми подходящими людьми. И думается, большую роль здесь играет, может быть, даже государственная политика. Здравые силы притормаживаются, в чем-то дискредитируются, а когда люди экзальтированные занимаются Царской темой, то это может устраивать «политических конкурентов». 

– Какой вывод отсюда необходимо сделать, как подходить к данной теме правильно?

– Важно, чтобы занимались Царским делом люди достойные. Например, когда говорил о Государе отец Николай (Гурьянов) или другие наши старцы и подвижники благочестия, – слова их имели безусловный авторитет.

Прежде всего, конечно, значительную роль в Царском деле играет то, чем вы занимаетесь, – просвещение. Это и издательская деятельность, и выпуск фильмов, передач правильных. Но важно, как я сказал, работать с опорой на слова и опыт реальных общественных и духовных авторитетов. Потому что за ними – люди. А для того, чтобы проводить какое-то массовое мероприятие, акцию, или участвовать в чем-то, необходимо понимать, кто это возглавляет, кто благословил, за кем люди смогут пойти и пойдут ли. Иначе все наши усилия останутся малоэффективны, не затронут людей, не зацепят по-настоящему, а могут и вред принести. Сколько таких случаев – берутся возглавлять народное движение люди искренние, но неглубокие, либо экзальтированные, либо пафосные, – примеров этому много, не хочу их приводить, чтобы никого не обидеть. Но и не говорить об этом не могу, т. к. это немаловажно.

Царская тема очень важна по трем причинам: во-первых, потому что дает нам понятие справедливого государственного устройства. Многие законодательные начинания Царя – пример справедливой политики, в которую в наше время уже трудно поверить. Второе – личный пример Царской Семьи – образцовый для христиан. И третье, главное в плане осознания подвига Царя и по аналогии с подвигом особо чтимых на Руси святых Бориса и Глеба, – важность, стержневой характер этого подвига. Благоверные князья Борис и Глеб в течение столетий были знамением для Русских людей, постоянно пребывавших в условиях братоубийства и междоусобиц. Подвиг этих святых впечатлял десятки поколений и стал одним из центральных стержней души Русского человека. А в наш страшный богоборческий ХХ век, время преследования за веру и того же братоубийства, Царская Семья является стержнем никак не менее значимым, понимаете? Их подвиг для нашего времени – центральный и стержневой, потому что олицетворяет в себе подвиг всех Новомучеников и Исповедников, благодаря которым Россия не погибла и Русская Церковь сохранилась. 

– Батюшка, а видя то, как мы провели 2017 и 2018 годы, можно ли сказать, что уроки столетия усвоены? И к чему нам готовиться в ближайшем будущем, на Ваш взгляд?

– Говорить об этом трудно, потому что происходящее сегодня видится в основном глазами статистики. Согласно ее печальным итогам, например, лишь единицы процентов населения регулярно посещают храм. Стало быть, церковное самосознание очень низкое, и внутри самой Церкви далеко не все придерживаются правильного взгляда на Царскую Семью и монархическое устройство.

Но в то же время у старцев, которых я посещал, было другое видение состояния общества. Когда у батюшки Николая (Гурьянова) спрашивали: почему так тяжело в России, плохо и трудно, он говорил, что легко и хорошо; также на вопрос «как возродить Святую Русь?» Старец отвечал: «А она и не умирала!»

Конечно, старцы говорят, что Царя в России может и не быть, потому что его надо заслужить, а в нашем современном состоянии государства до изменений еще далеко. Но закваска есть. Она заложена нашими святыми и подвижниками благочестия, которые много потрудились. И, повторюсь, в Царском деле, в просвещении действовать необходимо прежде всего качественно и от души. Есть же у нас вера, надежда и любовь. Человек должен жить надеждой, сам быть достойным ожидаемого и прикладывать к исполнению ее все усилия. Мы вкладываем свою душу, свою жизнь в эту Царскую копилку, – ну, а что будет – увидим!  

– Последний вопрос, батюшка: что наиболее важно для спасения в современном мире?

– Думаю, иметь духовного наставника с правильными взглядами и устроением. Потому что дерево познается по плодам, а когда один слепой ведет другого, в яму упадут оба. Чтобы люди задумывались, я спрашиваю не просто «есть ли у Вас духовник?», а «кто духовник Вашего духовника?» Так истоки духовные можно проследить. Что проистекает от духоносных наставников, то и плоды имеет добрые. Окормление и послушание очень важно, особенно сегодня. 

Беседовала
Анастасия ДЕРЖАВИНА

Чудо Царского Друга

petrovtsev_05.jpg

Книга с наследием Г. Е. Распутина
(издательство «Царское Дело»)
 

В дополнение к беседе с протоиереем Аркадием Петровцевым  – замечательное свидетельство батюшки о помощи почитаемого им Царского Друга, убиенного сибирского крестьянина Григория Ефимовича Распутина – Григория Нового – в исцелении от беснования.

Царская тема – особая, с ней связано многое в жизни. И без фигуры Григория Ефимовича Распутина Царская тема не будет полной. Знаете же пословицу: «Скажи мне, кто твой друг – и я скажу, кто ты». А сейчас пытаются доказать, что Царская Семья – святая, а Григорий Ефимович – грешный и особый злодей. Удивляешься, т. к. никакой логики в этом нет. Если Царская Семья – святая только по своей мученической кончине, то предположения разные можно делать. Но мы-то считаем их образцом. Сейчас книги издаются, одобренные Издатсоветом (записки Императрицы и проч.), – и оказывается, что эта Семья – святая и по жизни.

Григорий Ефимович чем поразил Царя? Мы знаем слова Государя: «Везде измена, трусость и обман», и видел он это, думается, еще до того пресловутого события с мнимым «отречением». Царь видел, что многие люди – неискренние. И есть слова Императрицы: «Если бы ты знал, Григорий, сколько красивым почерком гадостей и всяких подлостей пишется, ты бы тогда понял, как мне милы твои каракули». Вот, Григорий Ефимович был характерен своей простотой, максимальной искренностью, откровенностью и честностью, потому что это сейчас – да и в любое время – все-таки редкость. Почему люди тянутся к старцам? Они видят воплощенный идеал Христианства в конкретном человеке. Думаю, что подобный идеал простого человека и старца Царская Семья увидела в Григории Ефимовиче. В этом – его неоценимая заслуга. И влияние он оказал огромное. Устроенная на него травля имела целью дискредитировать Царскую Семью, любые способы шли в дело – и двойники, и клевета…

В моей жизни было несколько явных чудес, связанных с Григорием Ефимовичем Распутиным. Расскажу об одном. Когда мы жили на Брянщине, у моего старшего сына был друг-одноклассник, но на год постарше. Они уже практически заканчивали школу, дело шло к армии. Конечно, это был юный возраст, и зачастую, как многие старшеклассники, они занимались ерундой, но все-таки и в храм приходили.

И вот произошел такой случай. Второй сын звонит и говорит: «Папа, приезжай в деревню, я не знаю почему, но Леше (его другу) плохо, он умирает – наверное, его надо причастить». Степа – сам испуганный и меня напугал, ничего толком не мог объяснить, был в панике. Я поехал. По дороге предполагал, что у парня что-то с сердцем случилось или нечто подобное.

Приезжаю, а дом весь побитый. Друг сына, Алексей, вне себя, в каком-то жутком состоянии одержимости, беснования, разворотил весь дом – двери, окна разбиты, все перевернуто, сам порезанный. Там сидит и его мать, дрожа от ужаса, а он бегает, что-то кричит. И там же участковый врач-терапевт, который к тому времени успел приехать и вызвать по мобильному телефону скорую помощь – психиатрическую. Вот, в этот момент я захожу туда, и мы все понимаем, что это беснование. Конечно, какое уже там Причащение или что-то подобное? Надо как-то помолиться, чтобы облегчить ему это состояние.

Мы все встали на коленки, чтоб усердно помолиться, и я стал читать акафист святым Киприану и Иустине. И вот во время чтения тот бес, что был в мальчике, нам говорит: «Все равно я не выйду». Опять он бегает, снова подходит и сообщает: «Для меня эта молитва – слабая». Потом говорит: «Я вошел в него через самогонку, которой его поили в соседнем доме». Меня жуть пробирает от того, что он разговаривает не своим голосом, произносит такие вещи, пытаясь сбить молитву.

Мы прочли акафист – и никаких последствий. А т. к. я почитаю Григория Ефимовича, – потому что знаю, что старец Николай Гурьянов его почитал, а я к нему ездил семь лет, – то начал читать акафист Григорию Ефимовичу Распутину. И вот, после первого кондака и икоса бес вышел! Причем без «театрального» какого-либо сопровождения, вроде: «Ой, выхожу, выхожу», а просто друг моего сына, Алексей, очнулся и с крайним удивлением смотрит вокруг, недоумевая: а что тут творится?

Этот случай – из наиболее ярких, и для нас в том числе. Все это оказало влияние и на врача участкового. Мы его убедили не отдавать мальчика в психиатрическую больницу, потому что про него неизвестно что бы после такого говорили, и вся жизнь была бы искорежена. И когда я ехал обратно, по дороге пересекся со скорой помощью, объяснил им ситуацию и написал бумагу, что беру парня под свою ответственность. На другой день мы на службу пошли, причастил его…

Моего сына Степана и других детей так это впечатлило – они все чтят Григория Ефимовича теперь. А сын мой поступал недавно в Питерскую семинарию. Конечно, подготовился он слабовато, а там и сильные ребята не поступали. Но пришел домой радостный – его приняли, и сказал: «Пап, я молился Григорию Ефимовичу!» Вот, настоящие чудеса!

До сих пор происходят подобные вещи с нами, среди наших прихожан. Например, у одного был серьезный суд, его здорово подставили. Все знали, кому молиться.

По молитвам к Григорию Новому решаются любые вопросы. Не только какие-то мелочи, но и жизненно важные случаи.

Сейчас Григорию Ефимовичу и акафисты можно найти, и книги о нем есть в продаже. Известны замечательные творения Царского Друга (книга «Вериги любви»). Любой здравый человек, который прочтет воспоминания Григория Ефимовича о торжествах в Киеве, например, или о паломничестве на Святую Землю, душу автора почувствует. А понять Григория Ефимовича, не соприкоснувшись с его воспоминаниями, едва ли возможно. Потом уже – когда человека полюбишь, почувствуешь, поймешь, – то, конечно, начнешь и молиться ему. Общение людей на этом и строится – это разговор с Богом и душами Его святых.

 

Протоиерей
Аркадий ПЕТРОВЦЕВ

 

Источник: Газета "Православный Крест"




Вернуться

Copyright © 2009 Наша Эпоха
Создание сайта Дизайн - студия Marika
 
Версия для печати