Исторический музей "Наша Эпоха"Главная страницаКарта сайтаКонтакты
Наша Эпоха
Наша Эпоха Наша Эпоха Наша Эпоха
   

Царский месяцеслов

 

17 июля
Святителя Андрея, архиепископа Критского (712-726). Благоверного Великого Князя Андрея Боголюбского (1174).

4/17. Святителя Андрея, архиепископа Критского (712-726). Благоверного Великого Князя Андрея Боголюбского (1174). 

День убиения святых Царственных Мучеников: Царя Мученика Николая, Царицы Мученицы Александры, Царевича Мученика Алексия, Царевен Мучениц Ольги, Татианы, Марии и Анастасии, и их верных слуг (1918). 

Последняя запись в последний день земной жизни Царственных Мучеников 3/16 июля 1918 года в записной книжке Царицы: «3/16 июля, вторник. Серое утро, позднее чудесное солнце. У дорогого Бэби легкая простуда. Все выходили утром на 1/2 часа. Мы с Ольгой разбирали наши лекарства. Татьяна читала духовную литературу. Все ушли. Татьяна осталась со мной и читала: Святого Пророка Амоса и Пророка Авдия. Плетение кружев. Каждое утро к нам в комнаты приходит комендант. Наконец, после недельного перерыва, Бэби снова принесли яйца. 8 Ужин. Внезапно вызвали Леонида Седнева пойти повидаться с дядей, и он убежал – интересно, правда ли это и увидим ли мы снова мальчика! Играли с Н[ики] в безик. 10.30 Постель. 15 градусов».

Итак, в тот день Они читали и вот эти пророческие строки: «Не пощажу его, ибо он пережег кости царя Едомского в известь...» (Амос 2, 1).

Пока в Ипатьевском доме читали книги Пророков, в с. Усольском, неподалеку от Покровского, крестьянин Алексей Егорович Марянов погребал накануне вынесенное на берег реки тело. Заступом перерубив веревку, он положил в могилу и привязанный к ноге камень. То был пока никем не узнанный священномученик епископ Гермоген...*

Великая Княжна Татиана Николаевна особо отметила в одной из книг в предсмертные дни: «Верующие в Господа Иисуса Христа шли на смерть, как на праздник... становясь перед неизбежною смертью, сохраняли то же самое дивное спокойствие духа, которое не оставляло их ни на минуту... Они шли спокойно навстречу смерти потому, что надеялись вступить в иную, духовную жизнь, открывающуюся для человека за гробом».

Наследник Цесаревич Алексий Николаевич: «Если будут убивать, то только бы не мучили...»

На третий день Пасхи 1917 года Марина Цветаева написала стихи-мольбу:
За Отрока – за Голубя – за Сына,
За Царевича младого Алексия
Помолись, церковная Россия!..
Ласковая ты, Россия, матерь!
Ах, ужели у тебя не хватит
На него – любовной благодати?
В ту ночь в подвале Ипатьевского дома во время чтения т. н. «приговора» Царственный Отрок сидел. Единственный из одиннадцати приготовленных на заклание. Не ведающий над собою земного начальства, Он сидел, как имеющий власть милостью Божией. Изуверы из племени богоубийц долго не могли убить Царевича, израсходовав «целую обойму патронов»...

Дивеевская блаженная Мария Ивановна (Федина, †26.8.1931) «в ночь с 4 на 5 июля 1918 года, т. е. в ночь мученической кончины Царской Семьи... страшно бушевала и кричала: «Царевен штыками! Проклятые жиды!» Неистовствовала страшно...» 

День цареубийства (наряду с днями образования ВЧК и красной армии, празднуемыми и ныне в силу «причудливых» президентских указов) «странным» образом совпадают с теми сроками, когда Ветхому Израилю предписывалось совершение жервоприношений. В книге Левит (23, 18-19) читаем: «Вместе с хлебами представьте семь агнцев без порока, однолетних, и из крупного скота одного тельца и двух овнов; да будет это во всесожжение Господу […] Приготовьте также из стада коз одного козла в жертву за грех, и двух однолетних агнцев в жертву мирную». Итак, семь агнцев без порока – точно по числу Святых Царственных Мучеников. А всего (без учета жертвы мирной) закланию подлежало ровноодиннадцать, то есть опять-таки точно по числу жертв в Ипатьевском доме. Заметьте, что из 32 Царских приближенных и слуг, вывезенных из Тобольска в Екатеринбург, в подвале убили лишь четверых, с тем чтобы в совокупности с семью Царственными Мучениками общее число закланных составило именно одиннадцать, выведя из дома буквально накануне жертвоприношения двенадцатого – поваренка Л. Седнева (не избежавшего, впрочем, как и прочие Царские слуги, смерти, причем в самое ближайшее время).
Помнишь ли ты имена их Россия?
Кровью залита их жизни заря:
Ольга, Татиана, Мария, Анастасия, –
Четыре дочери-голубицы было у нашего Царя.
Когда ты видишь крыл голубиных сиянье
В лазури неба, над золотым церковным крестом, –
Это их души – чистые вестники покаянья,
Посланные тебе, Россия, Самим Христом.
(Виктор АФАНАСЬЕВ.) 

Последними словами Царя-Мученика, по свидетельству одного из его убийц, были слова Господа: «Отче, отпусти им: не ведят бо что творят».


Все свершилось около 1 часа 15 минут в ночь на среду.
Еще стреляли убийцы,
Столпившиеся у дверей,
Когда вышла из тела душа Царицы
И увидела, как добивают ее дочерей,
Как душа Государя Наследника душу
В безплотные руки приняла,
И все, лежащие в комнате душной,
Окровавленные тела...
Но это было одно лишь мгновенье.
Вот все стихло. И в следующий миг
Небо раскрылось, и ангелы с пением
В свои объятия приняли их.
Над страною, окутанною пороховым чадом,
Что безумствовала, правду и веру гоня,
Возносились в безсмертие ее лучшие чада,
Преданные ею и предаваемые до сего дня.
(Виктор АФАНАСЬЕВ.) 

Из письма Великой Княжны Ольги Николаевны из Тобольска: «Отец просит передать всем тем, кто Ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за Него, так как Он всех простил и за всех молится, чтобы не мстили за себя, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мiре, будет еще сильнее, но что не зло победит зло, а только любовь...»

Сразу после сожжения тел Царственных Мучеников изуверы организовали «митинг». Их интересовало, как они сами говорили, «реагирование». Публика была самая обычная: «обыватели», «дамы в шляпках». И когда Шая Ицкович Голощекин, тряся своей мефистофелевской бородкой, сказал, что они там положили всех – «от Николая до малого», некоторые не верили (страшно было поверить!), другие плакали «в лицо» новым хозяевам жизни. Все это «действо» проходило – случайно или нет – в местном «театре драмы». То были первые слезы русских людей о своем Царе. Сколько их с тех пор пролито... Сколько еще впереди...

«То, что произошло в эти темные годы, – писала впоследствии А. А. Вырубова, – было просто наказанием Божиим за грехи всего народа. Когда Его карающая рука так очевидно вознеслась над всем народом, как осмеливается кто-то относить эти бедствия только на счет большевиков? Мы, русские, взираем на ужасное состояние нашей некогда Великой страны, видим миллионы умирающих от голода на Волге и Украине, читаем пугающий список убитых, ввергнутых в тюрьму, в ссылку и слабовольно кричим, что Царь был виноват, Распутин был виноват, тот мужчина или та женщина были виноваты, но не признаемся никогда, что мы все были виноваты в измене Богу, своему Государю, своей Родине. И покуда мы не перестанем обвинять других и не покаемся в своих грехах, до тех пор не озарит рассвет милосердия Божия эту истощенную и безплодную пустыню, которая когда-то была могущественной Россией...»

«И смерть пришла, – писал о Царственных Мучениках П. Жильяр. – Но ей претило разлучать тех, кого жизнь так тесно сплотила, и она взяла их всех семерых, соединенных одною верой и одною любовью. [...] Невозможно, чтобы те, о которых я говорил, напрасно претерпели свое мученичество. Я не знаю ни того, когда это будет, ни как это произойдет; но настанет без сомнения день, когда озверение потонет в им самим вызванном потоке крови, и человечество извлечет из воспоминания о их страданиях непобедимую силу для нравственного исправления. Какое бы возмущение ни оставалось в душе и как бы ни справедливо отмщение, было бы оскорблением их памяти желать искупления кровью. Государь и Государыня верили, что умирают мучениками за свою родину – они умерли мучениками за человечество. Их истинное величие не проистекало от их Царственного сана, а от удивительной нравственной высоты, до которой они постепенно поднялись. Они сделались идеальной силой. И в самом своем уничижении они были поразительным проявлением той удивительной ясности души, против которой безсильны всякое насилие и всякая ярость и которая торжествует в самой смерти».




Вернуться к списку дат

Copyright © 2009 Наша Эпоха
Создание сайта Дизайн - студия Marika
 
Версия для печати