Исторический музей "Наша Эпоха"Главная страницаКарта сайтаКонтакты
Наша Эпоха
Наша Эпоха Наша Эпоха Наша Эпоха
   

Царский месяцеслов

 

1 августа
Обретение мощей преподобного отца нашего Серафима, Саровского чудотворца (1903).

19/1 августа. Обретение мощей преподобного отца нашего Серафима, Саровского чудотворца (1903). 

В прославлении преп. Серафима роль Царя-Мученика была особой. Воистину оно и могло состояться благодаря настойчивости Государя. В 1902 г., по особо выраженному желанию Государя Императора, Св. Синод поручил специальной комиссии произвести обследование мощей старца Серафима. Обсудив акт этой комиссии, Св. Синод поднес Его Императорскому Величеству всеподданнейший доклад с представлением на Монаршее усмотрение подлинного акта освидетельствования всечестных останков о. Серафима и краткого описания случаев чудодейственной помощи его прибегавшим к его заступлению. На всеподданнейшем догладе Царь-Мученик 26 января собственноручно написал: «Прочел с чувством истинной радости и глубокого умиления». Св. Синод в своем определении от 29 января призвал всех благочестивых сынов Русской Православной Церкви «воздать славу и благодарение Господу, тако изволившему, и принять сие явление нового заступника и чудотворца, яко новое небесное благословение на царствование Августейшего Монарха нашего, подъемлющего неусыпные труды ко благу православного народа русского и Своею Царскою любовию и попечением объемлющего всех своих верноподданных всякого звания и состояния».

Молитва: О пречудный отче Серафиме, великий Саровский чудотворче, всем прибегающым к тебе скоропослушный помощниче! Во дни земнаго жития твоего никтоже от тебе тощь и неутешен отъиде, но всем в сладость бысть видение лика твоего и благоуветливый глас словес твоих. К сим же и дар исцелений, дар прозрения, дар немощных душ врачевания, обилен в тебе явися. Егда же призва тя Бог от земных трудов к небесному упокоению, николиже любы твоя преста от нас, и невозможно есть исчислити чудеса твоя, умножившаяся яко звезды небесныя: се бо по всем концем земли нашея людем Божиим являешися и даруеши им исцеления. Темже и мы вопием ти: о претихий и кроткий угодниче Божий, дерзновенный к Нему молитвенниче, николиже призывающыя тя отреваяй! Вознеси о нас благомощную твою молитву ко Господу Сил, да укрепит державу Благовернаго Царя нашего, да дарует нам вся благопотребная в жизни сей и вся к душевному спасению полезная, да оградит нас от падений греховных и истинному покаянию да научит нас, во еже безпреткновенно внити нам в вечное Небесное Царство, идеже ты ныне в незаходимей сияеши славе, и тамо воспевати со всеми святыми Живоначальную Троицу во веки веков. Аминь. 

В торжествах прославления, состоявшихся в Сарове 17-19 июля 1903 г., участвовала почти вся Царская Фамилия, что было предсказано самим преподобным Серафимом. Император сам нес мощи Преподобного. Угодник Божий оставил Царю, который его прославит, пророческое письмо переданное Государю, содержание которого осталось неизвестным. 20 июля в Дивееве состоялась известная встреча Государя и Государыни с блаженной Прасковьей Ивановной, предсказавшей Им рождение Наследника и дальнейший их Крестный путь. Участник торжеств игумен Серафим (Кузнецов) свидетельствовал: «Бог явил русскому народу нового праведника преподобного Серафима, внушив Помазаннику Своему быть на Саровском торжестве веры, давая этим понять народу тайну величия и мощи России, тайну, заключенную в единении со Христом и Его Помазанником, ибо без Бога ничто в мiре не совершается».

По свидетельству же преп. Серафима: ...Тот Царь, который меня прославит, его и я прославлю.

Из дневника Императора Николая II (1903): «18 июля – Пятница. [...] В 6 с 1/2 началась всенощная. Во время крестного хода, при изнесении мощей из церкви Свв. Зосимы и Савватия мы несли гроб на носилках. Впечатление было потрясающее, видеть, как народ и в особенности больные, калеки и несчастные относились к крестному ходу. [...] 19 июля – Суббота. [...] Также умилителен, как вчера, был крестный ход с гробом, но с открытыми мощами. Подъем духа громадный и от торжественности события и от поразительного настроения народа. [...] Слыхали о многих исцелениях сегодня и вчера. В соборе, во время обнесения святых мощей вокруг алтаря, случилось также одно. Дивен Бог во святых Его. Велика неизреченная милость Его дорогой России; невыразимо утешительна очевидность нового проявления благодати Господней ко всем нам. На Тя, Господи, уповахом, да не постыдимся во веки. Аминь! [...] 20 июля – Воскресенье. [...] В 10 с 1/2 приехали в Дивеевский женский монастырь. В домовой церкви настоятельницы матери Марии отслушали обедню. Затем все сели завтракать, а Аликс и Я отправились к Прасковье Ивановне (блаженной). Любопытное было свидание с нею. Затем мы оба поели, а Мама с другими посетили ее».

1903 год никогда не изгладился из памяти Царицы-Мученицы. Уже будучи в заключении в Тобольске, она писала: «О, как сильно я желаю поехать в Саров».

Объявление Германией войны России (1914). 

«Вскоре после открытия мощей преподобного Серафима возникло Дивеевское подворье в Петергофе. Оно помещалось на полпути между Петергофским дворцом и собственной дачей Императорской Фамилии. [...] Государыня часто посещала наше подворье. [...] В следующее [1914 г.] лето Государыня приезжала на подворье 11 раз. Приезжала одна или с кем-нибудь из дочерей, но ни разу не привозила Наследника, хотя сестры ее раз об этом даже просили, но она ответила, что им распоряжаться не может. Иногда она заранее заказывала обедню без звона. Иногда привозила кого-нибудь из свиты. Сестры провожали ее всегда, окруживши гурьбой. [...] С подворья был прямой телефонный провод во Дворец, а из церкви был провод в жилой корпус. Война 1914 года началась утром 19 июля, в день памяти преподобного Серафима. Государыня с Княжнами была накануне у всенощной и у обедни. Отошла обедня, только проводили гостей, вдруг звонят из церкви: «Государь в церкви». Он приехал в защитной форме простого солдата, и дежурившая в церкви сестра узнала его только потому, что он вошел вперед Государыни. Все сестры вскочили, на ходу надевая ряски и камилавки. И бегом в церковь. Государь стоял у иконы преподобного Серафима. Прибежал и батюшка. Запели: «Спаси, Господи, люди Твоя...» Откуда ни возьмись церковь наполнилась толпой народа. [...] Когда батюшка сводил Государя с паперти, Государь сказал: «Простите меня, мне хотелось приехать сегодня к обедне, но вот, видите, война». [...] Сестры жили на подворье до лета 1917 года. Шили шелковые рубашки офицерам. Для образца была прислана из дворца красная шелковая рубашка Государя. Говорили еще, что сестры видели, когда прибежали в церковь, что Государь очень плакал перед образом преподобного Серафима. Сестры жили в Петергофе под особым покровительством Царской Семьи» (Из воспоминаний дивеевской монахини). 

«…Совесть наша, – говорил в проповеди 15/28.7.1932 в Белграде свт. Николай Жичский (Велимирович), – заставляет нас плакать, когда русские плачут, и радоваться, когда русские радуются. Велик долг наш перед Россией. Может человек быть должен человеку, может и народ – народу. Но долг, которым Россия обязала сербский народ в 1914 году, настолько огромен, что его не могут возвратить ни века, ни поколения. Это долг любви, которая с завязанными глазами идет на смерть, спасая своего ближнего. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих – это слова Христа. Русский Царь и русский народ, неподготовленными вступая в войну за оборону Сербии, не могли не знать, что идут на смерть. Но любовь русских к братьям своим не отступила перед опасностью и не убоялась смерти. Посмеем ли мы когда-нибудь забыть, что Русский Царь с Детьми Своими и миллионами братьев Своих пошел на смерть за правду сербского народа? Посмеем ли мы умолчать перед Небом и землей, что наша свобода и государственность стоят России больше, чем нам? Мораль мiровой войны, неясная, сомнительная и с разных сторон оспариваемая, являет себя в русской жертве за сербов в евангельской ясности, несомненности и неоспоримости. А мотив самоотвержения, неземное нравственное чувство при жертве за другого – не есть ли это прилепление к Царствию Небесному? Русские в наши дни повторили Косовскую драму. Если бы Царь Николай прилепился к царству земному, царству эгоистических мотивов и мелких расчетов, он бы, по всей вероятности, и сегодня сидел на своем Престоле в Петрограде. Но он прилепился к Царствию Небесному, к царству небесных жертв и евангельской морали; из-за этого лишился головы и Он Сам и Чада Его, и миллионы собратьев Его. Еще один Лазарь и еще одно Косово!. Эта новая Косовская эпопея открывает новое нравственное богатство славян. Если кто-то на свете способен и должен понять это, то сербы и могут, и обязаны это понять. […] Блаженны вы, плачущие в эти дни с Россией, ибо с нею и утешитесь! Блаженны вы, скорбящие сегодня с Россией, ибо с нею скоро и возрадуетесь».




Вернуться к списку дат

Copyright © 2009 Наша Эпоха
Создание сайта Дизайн - студия Marika
 
Версия для печати