Исторический музей "Наша Эпоха"Главная страницаКарта сайтаКонтакты
Наша Эпоха
Наша Эпоха Наша Эпоха Наша Эпоха
   

Царский месяцеслов

 

14 августа
Происхождение честных древ Животворящего Креста Господня.

1/14. Происхождение честных древ Животворящего Креста Господня. 
Кондак, гл. 4: Вознесыйся на крест волею, тезоименитому Твоему новому жительству щедроты Твоя даруй, Христе Боже, возвесели силою Твоею Благовернаго Императора нашего Николая Александровича, победы дая Ему на сопостаты, пособие имущу Твое оружие мира, непобедимую победу.

Отъезд Царственных Мучеников из Царского Села в Сибирь (1917). 
Из дневника Государя: «Красив был восход солнца, при кот. мы тронулись в путь [...] Покинули Ц. С. в 6.10 утра».

Прот. Н. Беляев: «Без четверти 6 часов утра Александровский дворец лишился своих жильцов – опустел. Всю ночь никто не ложился спать. Ночь прошла тревожно. К утру были поданы автомобили, и вся Царская Семья, измученная долгим ожиданием, со слезами простившаяся с родным домом, отправилась в дальнюю дорогу, в неизведанную глушь, в холодную Сибирь».

Комнатная девушка А. С. Демидова: «Солнце взошло, но грустная картина была в минуту отъезда. На балконе стояли все люди и с выражением отчаяния провожали нас...»

Полковник Н. А. Артабалевский: «Вся Царская Семья медленно перешла пути и двинулась по шпалам к своему вагону, спальному Восточно-Китайской железной дороги. Поддерживаемая Государем, Императрица, видимо, делала большие усилия, ступая по шпалам. Государь смотрел ей под ноги и вел, поддерживая под локоть свою Августейшую верную Спутницу жизни. А на другой стороне путей стояла молчаливая, неподвижная толпа и броневик. Тогда Царская Семья начала свой страдный путь и толпа русских людей, их подданных, свидетельствовала его своим священным молчанием и тишиной. Увидя полковника Кушелева и меня, Их Величества кивнули нам головами. Государыня с трудом поднялась по ступенькам вагона. Государь помогал ей. Сам он поднялся спокойно и бодро. Через некоторое время в одном из окон вагона показался Государь. Слева от него Государыня, справа стоял Цесаревич, а сзади него – Царевна Татьяна. В соседнем окне показались Царевны Ольга, Мария и Анастасия. Они смотрели в нашу сторону. Увидев благословляющую руку Государыни, Кушелев и я сняли фуражки, склонили головы, а потом, точно сговорившись, направились к вагону. Не знаю, как Кушелев, но я шел, совершенно не думая о последствиях этого шага, делаемого в присутствии Козьмина. Сила, ведшая меня к моему Государю, была неизмеримо сильнее всяких посторонних влияний. На площадку вагона первым поднялся Кушелев. Поднявшись за ним, я увидел входящего из прохода вагона Царя. Кушелев бросился перед ним на колени, но Государь не дал ему сделать это и, обняв его, поцеловал и что-то сказал. Я не помню, что именно. Вернее, не расслышал от волнения, так как Государь, осторожно отклонив Кушелева, протягивал мне руку. Он видимо торопился. Я до сих пор помню теплоту его руки, ее пожатие, когда я припал к ней губами, целуя. Бледное лицо Государя и его незабвенный взор навсегда останутся в моей памяти... Государь привлек меня к себе, обнял и поцеловал. В необъяснимом порыве, я припал лицом к его плечу. Государь позволил мне побыть так несколько мгновений, а потом осторожно отнял мою голову от своего плеча и сказал нам: «Идите, иначе может быть для вас обоих большая неприятность. Спасибо вам за службу, за преданность... за все... за любовь к нам... от меня, Императрицы, моих Детей... Служите России так же, как служили мне... Верная служба родине ценнее в дни ее падения, чем в дни ее величия... Храни вас Бог. Идите скорей...» Молчаливая, серая толпа смотрела на нас и точно чего-то ждала. В окне снова показались Государь и Цесаревич. Государыня выглянула в окно и улыбалась нам. Государь приложил руку к козырьку своей фуражки. Цесаревич кивал головой. Также кивали головой Царевны, собравшиеся в соседнем окне. Мы отдали честь, потом сняли фуражки и склонили головы. Когда мы их подняли, то все окна вагона оказались наглухо задернутыми шторами. Вдоль вагона медленно прошел Козьмин, подошел к нам и, ничего не сказав, встал около нас, точно настороже... Поезд медленно тронулся. Серая людская толпа вдруг всколыхнулась и замахала руками, платками и шапками. Замахала молча, без одного возгласа, без одного всхлипывания. Видел ли Государь и его Августейшая Семья этот молчаливый жест народа, преданного, как и Они, на Голгофское мучение иудами России?..»

«Все, до мельчайшего пузырька со святой водой, веточки, вывезенные из святого места, все было ими [Царственными Мучениками] захвачено с собой в новое место заключения». И все эти святыни впоследствии были найдены в Ипатьевском доме...




Вернуться к списку дат

Copyright © 2009 Наша Эпоха
Создание сайта Дизайн - студия Marika
 
Версия для печати