Исторический музей "Наша Эпоха"Главная страницаКарта сайтаКонтакты
Наша Эпоха
Наша Эпоха Наша Эпоха Наша Эпоха
   

Цареубийство

 

НЕ МЫТЬЕМ, ТАК КАТАНЬЕМ

Автор:  Виктор Корн

 

 

Не мытьем, так катаньем

О заключении Следственного Комитета РФ о возможности захоронения «двух останков...» …


tsarskaya_semja.jpg

Члены межведомственной рабочей группы - Руководитель Главного управления криминалистики Следственного комитета генерал-лейтенант юстиции А.А. Иванов и старший следователь-криминалист В.Н. Соловьев 7 сентября 2015 года представили «Заключение о возможности захоронения останков цесаревича Алексея Николаевича (Романова) и великой княжны Марии Николаевны (Романовой) в Петропавловском соборе г. Санкт-Петербурга (СК РФ)» (см. Правительство России. Новости 11 сентября 2015 12:30 http://government.ru/news/19632).

Конечно, авторы Заключения, подготовившие его в кратчайший срок, не предполагали, что сценарий поспешного подзахоронения «двух останков...» будет свернут, да это, ни в коем разе, и не повлияло бы на обоснования выводов, представленных ими членам межведомственной группы. Это следствие никогда не придет к объективным выводам.

Для написания Заключения авторам не потребовалось проведение дополнительных исследований: просто были повторены все обстоятельства и выводы предыдущего расследования. Сразу же, в «Истории вопроса», авторы прибегают к откровенной, без каких-либо ссылок на источники, неправды - «лжи во спасение» следствия.

«В ночь с 16 на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге по решению (лукавый термин, заменивший юридический - постановление - В.К.) президиума Уральского областного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, были расстреляны члены семьи отрекшегося российского императора бывший император Николай II, российская императрица, их дети..., а также лица из свиты...»

Вряд ли, попался на удочку следователя В.Н. Соловьева генерал с той же фамилией, как и у первой жертвы «бесов», знакомый всей России по делу Нечаева, столь любимого Лениным. Генерал, видимо, и сам, «во спасение» следствия, обманываться рад!

Вот исторический документ, выдаваемый следствием за Постановление УралоблСовета:

«Телеграфное сообщение Уральского облсовета Председателю Совнаркома В.И.Ленину и Я.М.Свердлову о расстреле бывшего царя Николая II

17 июля 1918 г.

Принята 17.7.1918 г. [в] 2 ч.

Из Екатеринбурга

У аппарата Президиум [Уральского] областного Совета рабочего крестьянского правительства.

Ввиду приближения неприятеля к Екатеринбургу и раскрытия Чрезвычайной комиссией большого белогвардейского заговора, имевшего целью похищение бывшего царя и его семьи. Документы в наших руках. [По] постановлению президиума Областного Совета в ночь на 16 июля расстрелян Николай Романов. Семья его эвакуирована в надёжное место...» (ГАРФ. Ф. 601. Оп. 2. Л. 27. Л. 8 - 9. Телеграфный бланк).

Кроме этого документа не существует других, опровергающих изложенное в нем, кроме известной телеграммы Белобородова, исчезнувшей в советских архивах: «Передайте Свердлову что все семейство постигла та же участ что и главу оффициально семия погибнет при евакуации» (Н.А.Соколов Убийство Царской Семьи. М. 1990. С. 310).

Здесь налицо отчет председателя УралоблСовета председателю ВЦИК Свердлову, который вел «все это дело» (1 апреля 1918 года состоялось заседание Президиума ВЦИК «... об охране Николая Романова в Тобольске». ГАРФ. Ф. 1215. Оп. З4. Д. 36. Л. 7-13. Подлинник. До этой даты все документы по делу «бывшего царя» были в ведении председателя Совнаркома Ленина) о выполнении его задания: «заказчику от исполнителя» по нынешней терминологии.

На многие десятилетия убийство всей Царской Семьи составило одну из самых тщательно охраняемых государственных тайн, всю правду о которой мы не знаем до сих пор. Что, об этом не знает генерал А.А.Иванов и его подчиненный? Но тот, кто солгал на первом этапе следствия, закончившемся захоронением в 1998 году, остановиться уже не имеет права: Свердлов для него - «священная корова», как и Юровский, «лавры» цареубийцы которого он пытался повесить на чекиста М.А.Медведева (Кудрина).

«В советской печати распространялись ложные утверждения о том, что трупы царской семьи были полностью сожжены, а оставшиеся фрагменты тел брошены в болото», -авторы Заключения продолжают плести тенета для ловли доверчивых слушателей-читателей, не замечая явных, до полного абсурда, несуразностей своего «повествования». Авторы дают ссылку: «Быков. Последние дни последнего царя. В книге Последние дни Романовых. Средне-Уральское книжное издательство. Свердловск. 1991 г.» Получается, что «распространялись ложные утверждения» лишь с 1991 года, до которого достать публикации (1921) и книги (1926, 1930) П.М.Быкова, делегата I и II Всероссийского съезда Советов, члена исполкома УралоблСовета, члена президиума ВЦИК читателям было невозможно. П.М.Быков прекрасно знал, о чем писал: с апреля 1918 года он был председателем областной коллегии по делам военнопленных. Вряд ли следствие пыталось ознакомиться с архивом персонального пенсионера П.М.Быкова, умершего в 1953 г.

Авторы Заключения поведали также о том, что Авдонин и Рябов «... без участия государственных органов в 1976 году организовали поисковую группу... обнаружили и несанкционированно вскрыли захоронение царской семьи», что «...из раскопа с целью их возможного изучения и идентификации были изъяты три черепа. При этом, скелеты и черепа N 4 (Николая II) и N 7 (Александры Федоровны) не были обнаружены». Достойно увековечивания: Не нашли, как ни искали, стоя в раскопе, на ощупь, поисковики!

В Записке приводится лишь констатация фактов, особенно режущая слух в спорных вопросах, вызывающих недоверие к выводам следствия о принадлежности останков к царским: «Тщательно изучены материалы, связанные с ранением головы, причиненным Николаю II (не Наследнику престола? - В.К.) в Японии в 1891 году». Что, это и все? Ведь отсутствие следа от ранения на черепе не подтверждает его принадлежности к Николаю II. В.Н.Соловьев (ответы Е.В. Марьяновой на РНЛ 2015-11-14 в 23:53) утверждает: «Профессор В.Л. Попов и не мог найти следов ударов сабли на голове Николая II по той простой причине, что... скол кости был толщиной «с лист писчей бумаги». Никакой «костной мозоли» на черепе от такого удара произойти не могло. Вдобавок данный участок черепа сильно пострадал от воздействия серной кислоты».

В.Л.Попов считает иначе: «Один из ударов повредил кость, был удален кусочек кости длиной 2,5 сантиметра... Но на черепе N4 следов от удара не найдено, несмотря на то, что с помощью компьютерного томографа екатеринбургские специалисты миллиметр за миллиметром исследовали каждый участок поверхности черепов» (Вячеслав Попов. С надеждой буду ждать результатов новой экспертизы РНЛ / 14.10.2015).

Авторы Заключения пишут: «Проверены версии о чудесном спасении всех членов царской семьи или кого-либо из её представителей». Ни слова: кем были проверены версии, в том числе, генетическая идентификация, чьи образцы были взяты за исходный материал? «Проведены исследования об условия[х] полного уничтожения двух трупов путем сожжения (о возможном количестве горючих веществ, серной кислоты, продолжительности времени горения и других условий)». Ни слова о результатах исследований, которые доказали невозможность сожжения двух трупов в течение того времени, которым располагали «захоронщики» - не более 4-5 часов. Найденные 29 июля 2007 года фрагменты костных останков двух тел, общей массой около 100 г, являются лишь малой частью несгоревших тел, которые так и не были обнаружены.

«В начале 1991 года А.Н.Авдонин сообщил председателю Свердловского облисполкома Э.Э.Росселю об обнаружении им захоронения, предположительно принадлежащего царской семье. После согласования вопроса о вскрытии останков (захоронения - В.К.)с Президентом Российской Федерации Б.Н.Ельциным, 10 июля 1991 года А.Н.Авдонин официально заявил в правоохранительные органы об обнаружении им массового захоронения», - говорится в Заключении.

Все было не так, как изложено в Заключении. 4 августа 1990 года Авдонин направил письмо Председателю Верховного Совета РСФСР Ельцину, в котором сообщил о находке захоронения и просил о личном приеме. В октябре 1990 года Авдонин и Г.П.Васильев были приняты помощником Ельцина В.В.Илюшиным, сообщившим им, что Ельцин придает «важное значение» сообщению Авдонина и поручил Росселю организацию вскрытия захоронения.

Почему это случилось лишь 11 июля 1991 года, а не ранней весной, до того, как захоронение наполнилось талой водой, а Поросенков лог превратился в болото, каким он и является - неизвестно, но этот факт существенно повлиял на результаты по идентификации останков. Неужели Ельцин не наводил справки об убийстве Царской Семьи и сокрытии останков? Разве упустил бы в таком, как этот, случае возможность докопаться до истины следователь Н.А.Соколов, допрашивающий лиц из властных структур того времени. Два следователя - разные, как две России: Царская и нынешняя!

«До 19 августа 1993 года расследование, связанное с обнаруженным захоронением проводилось в рамках проверки старшим помощником прокурора Свердловской области В.А.Волковым», - говорится в Заключении. Более двух лет вне поля зрения государства, на местном уровне, проводилась главная часть расследования, связанная с обнаружением, вскрытием и антропологическими исследованиями останков.

Повторилась ситуация в России той поры смуты 17-го года, когда была сослана в Сибирь Царская Семья, а затем убита в Екатеринбурге и смуты 91-го года, когда официально было вскрыто захоронение. Не менее знаменательным событием явилось преодоление «сепаратистских» тенденций местной уральской власти и передача следствия по Екатеринбургским останкам в ведение центральных властных органов,именно в период попытки сохранения старой власти в канун событий 93-го года.

Авторы Заключения продолжают сухое перечисление этапов пути многолетнего уголовного дела, возбужденного «...в связи с обнаружением в период с 11 по 13 июля 1991 года в окрестностях Екатеринбурга неопознанных трупов девяти человек с признаками насильственной смерти». Тем самым, рамки этого уголовного дела искусственно ограничили датой официального вскрытия захоронения, что в принципе неверно, так как предыдущие события - начало поиска захоронения в 1976 году и его первые два, 1 июня 1979 и 7 июля 1980 годов, вскрытия - существенно повлияли на дальнейшие результаты расследования.

«Основные историко-архивные исследования проводились в Государственном архиве Российской Федерации... По поручению Правительства Российской Федерации в 1993-1998 годах были исследованы все государственные и ведомственные архивы России для выявления документов, связанных с гибелью царской семьи», - говорится в Заключении, без приведения результатов поиска. А он таков, что во всех архивах России не было найдено ни одного нового, неизвестного исследователям этой темы, документа! Такое невозможно и свидетельствует о том, что архивы были подчищены и все документы по этой теме были переведены на сверхсекретное хранение.

«Всесторонне изучены все известные «советские» источники, в том числе «записка» организатора расстрела Я.М.Юровского», - сообщают авторы Заключения. Далее, возвращаясь к этой теме, пишут: «Его воспоминания, записаны членом ВЦИК, известным историком и государственным деятелем Советской России М.Н.Покровским («записка» датируется 1920 г.)»

Во-первых, дата эта не была проставлена ни на одном из вариантов «записки» и была указана в 1958 году сыном Юровского при передаче одной из её копий в Свердловский партархив. «Именно он утверждал (со слов отца), что эту «записку» цареубийца и передал в 1920 году историку Покровскому», - пишет Ю.А.Буранов. Он обнаружил в архиве, в личном деле М.Н.Покровского, рукописный текст - «Статья М.Н.Покровского о расстреле семьи Романовых» (ГАРФ. Фонд 588. Оп. 3с. Д. 9 на 6 листах). Экспертиза установила, что текст этого документа (N 2) выполнен М.Н.Покровским.

Был исследован «машинописный текст с дописками, сделанными карандашом и черным красителем на четырех листах (с.с. 31-34) архивного документа «Дело о семье быв. царя Николая II 1918-1919 гг. (ф. 601, оп. 2, ед. хр. 27) (документ N 1)» (Заключение N 521/010 от 2 августа 1996 г. эксперта В.Ф.Орловой), т.н. «Записка Юровского».

Экспертиза установила, что в документе N 1 «рукописный текст..., начинающийся и заканчивающийся словами: «Коптяки в 18 в.... -... ближе к В. Исетскому заводу» на с. 34 выполнен Покровским М.Н.» Неизвестными остались не только дата составления этих документов, но и та дата, когда была сделана дописка с указанием места «погребения».

Не мог Юровский передать Покровскому машинописный текст «записки» и все было с точностью до наоборот. На основании письменного «Доклада» коменданта-цареубийцы, сделанного им сразу после приезда в Москву в июле 1918 года и разговора с ним, Покровский, для большевистской «истории», написал сфальсифицированную им «Статью о расстреле семьи Романовых», текст которой был отпечатан и дан Юровскому для ознакомления. Юровский внес в текст свои «правки», вроде «фрелины», зафиксировав тем самым, если не свое авторство, то участие в составлении «записки», одна из копий которой, без рукописной дописки, была дана и ему.

Рукописная дописка, скорее всего, была сделана Покровским после возвращения в конце 1920 года Юровского на работу в Москву из Екатеринбурга, где он властвовал с лета 1919 года. В «Докладе» 1918 года Юровский не мог указать точное место «погребения», по той причине, что он не был в Поросенковом логу ночью и утром 19 июля, готовясь спешно уехать в Москву «специальным курьером» с документами о «раскрытом заговоре».

Не исключено также, что захоронение под «мостиком из шпал» было сделано именно в тот период 1919-1920 годов, когда у Юровского для этого были и время, и все возможности. И главное - когда Покровский окончательно закончил «работу» над текстом «Записки» - мы не знаем. Прояснить этот вопрос могла бы дата поступления документа N 1 в архив. Как пишут авторы Заключения: «... в советских архивах на секретном хранении находились (почему в прошедшем времени? - В.К.) материалы о секретном захоронении царской семьи в районе железнодорожного переезда N 174 (ошибка: N 184 - В.К.) близ Екатеринбурга».

Вот аргументы В.Н.Соловьева:»Ю.А. Буранов никогда не привёл ни одного доказательства фальсификации так называемой «записки» Юровского (Ю.А.Буранов: «Что же касается «записки» Юровского, то стоит ли усилий «опровергать» в деталях факты, изложенные в ней? Она опубликована и дезинформация в ней лезет прямо наружу»). Экспертные исследования разных вариантов воспоминаний Я.М. Юровского показали, что их автором был именно Я.М. Юровский, а сама «записка» это его воспоминания, зафиксированные М.Н. Покровским. Одним из важных фактов, подтвердившим истинность данных в «записке» явилось обнаружение останков Цесаревича Алексея и Великой княжны Марии. Для того, чтобы исключить возможность поиска тел (ну и что: исключили? - В.К.), представители советской власти публично поддерживали версию Соколова о сожжении останков Царской Семьи» (Ответы следователя В.Н.Соловьева Е.В. Марьяновой РНЛ 2015-11-14 в 23:53).

Ни одной фамилии экспертов - исследователей «воспоминаний Я.М. Юровского», их публикации не приведены, а тот факт, что статья Покровского первична - неоспорим. Доказать же, что он записал в ней «воспоминания» цареубийцы, может только глубоко запрятанный отчет Юровского, сделанный им по прибытии в Москву в июле 1918 года.

Бывший член коллегии УралоблЧК Родзинский в существовании отчета не сомневается.

Если бы в 2007 году были обнаружены действительно останки двух тел - не в виде 100 г «костных фрагментов», а лишь частично сожженные - тогда можно было бы провести антропологическую экспертизу и установить принадлежность этих останков к членам Царской Семьи. Не по этой ли причине явлены миру лишь «костные фрагменты», оставив выводы весьма сомнительной, в таком их состоянии, генетической идентификации?

«В воспоминаниях непосредственных участников событий - красноармейца и чекиста Г.И.Сухорукова, чекиста М.А.Медведева (Кудрина), чекиста И.И.Родзинского тот же участок местности (Поросенков лог - В.К.) упоминается как место захоронения и сожжения трупов», - утверждают авторы Заключения, загоняя тем самым себя «в угол». Это случилось по той причине, что они пытаются подогнать показатели свидетелей под принятую ими версию: «На Ганиной яме сожжения останков не было!» Так ли это?

Медведев (Кудрин) пишет о том, что на рассвете 18 июля 1918 года из шахты достали тела: «Начало светать... куда вести трупы, никто не знал, где их прятать - тоже. Поэтому решили сжечь хотя бы часть расстрелянных, чтобы число их было меньше одиннадцати. Отобрали тела и Николая II, Алексея, царицы, доктора Боткина облили их бензином и подожгли. Замороженные трупы дымились, смердили, но никак не горели...»

Как Медведев (Кудрин) представлял себе то, о чем он пишет? Ведь из всего его текста (и его собственного признания!) ясно, что он там не был. Что, трупы положили на землю, облили бензином и подожгли? Что не было костров из дров, на которые положили тела и что именно все это и было облито бензином?

Медведев (Кудрин) так составил свои воспоминания, что оставил белым пятном тот факт, что он поехал на грузовике с телами убитых на рудник, но и Юровского он «не посадил» в кабину с Ермаковым. Его рассказ о событиях тех дней опровергает факты, изложенные в «Записке». О «повторном захоронении» он говорит «со слов друзей: покойного Якова Юровского и ныне здравствующего Исая Родзинского, подробные воспоминания которого должны быть непременно записаны для истории, так как Исай единственный человек, оставшийся в живых из участников этой операции...»

Родзинский также опровергает факты из «Записки», утверждая, что «...Николай сожжен был... Боткин... то ли четырех, то ли пять, то ли шесть человек сожгли... Вот Николая точно помню, Боткина и, по-моему Алексея». Это происходило на Ганиной яме, куда дважды приезжал Родзинский. Высокозвездные криминалисты! Почитайте показания шофера И.С.Мельникова и А.П.Суслопаровой: в Поросенковом логу Родзинский не был. Суслопарова: После 7 часов вечера к будке N 184 приехали «комиссары» (Голощекин, Родзинский и Горин); Мельников: они ушли на рудник и, оставив там Голощекина, «вернулись... молодые, а пожилой остался в лесу», уехали в город, в «Американскую гостиницу»; утром «один комиссар, с черненькими усиками» поехал к тому месту, откуда трое «комиссаров» ушли к руднику, к ним вышел «пожилой комиссар... с которым мы вернулись в город уже часу в 10-м утра». Ехали они не через Поросенков лог, а «времянкой», идущей вдоль железной дороги.

То, что говорил Родзинский в Радиокомитете о «погребении», подтверждает задуманное тогда руководством: «Ну, решили так, что часть сожжем, а часть спустим в шахту(более глубокую, чем на руднике - В.К.), либо всех сожжем. И что всех изуродуем все равно, потом иди различи (это ключ к задуманному! - В.К.). Нам важно, чтобы не оставалось количества 11, потому что по этому признаку можно было узнать захоронение. Ну, а так что же, ну расстрелянные были люди, брошены, а кто? Царь или кто».

Важнейшим фактом, установленным следствием Н.А.Соколова, подтверждающим сожжение останков на руднике, является пребывание там с вечера 18-го и до утра 19-го июля Голощекина. Утром, того же дня 19-го июля, чета Карлуковых видела на руднике «фаэтон», возле которого «стояли два господина, солидные, с черными усами, в черных шляпах, в черных накидках. В руках одного господина был белый сверток длиною в пол-аршина, как будто из скатерти». Горный техник И.А.Фесенко подтверждает этот факт: «Карета была глухая, со стеклянными дверцами - черная, приличная...»

То, что на Ганиной яме, одновременно с Голощекиным, присутствовали «два господина» во всем черном, незаметно приехавшие туда на дорогом фаэтоне, ставит крест на выводах следствия об отсутствии признаков ритуального убийства, продолжением которого могли быть некие деяния, совершенныепосле сожжения тел членов Царской Семьи.

Сухоруков пишет: «... после того, как трупы были сожжены, мы разбросали костер, на середине вырыли яму, все оставшееся недогоревшее сгребли туда и на том месте снова развели огонь и тем закончили работу». И где все это - «недогоревшее»? Сжечь за то время, которым располагали чекисты 19 июля, два тела было невозможно.

Совершенно не обоснованным выглядит это «умозаключение»: «Следствие пришло к выводу, что данные исторических исследований дают основания для категорического вывода о захоронении на Старой Коптяковской дороге в районе переезда N 184 Горнозаводской линии железной дороги останков девяти человек - членов царской семьи и лиц из свиты, а также частичного (до «костных фрагментов»?- В.К.)сожжения в том же районе трупа цесаревича Алексея Николаевича и кого-то из женщин».

Сейчас следствие пытается подменить историческую экспертизу «Записки» историко-архивными исследованиями, которыеиуже были проведены: «В настоящее время такая экспертиза идёт и я регулярно докладываю А.И. Бастрыкину обо всех этапах этой работы» (Ответы следователя В.Н.Соловьева Е.В. Марьяновой 2015-11-14 в 23:53).

Существует еще одно, существенное обстоятельство - это отсутствие информированности общества об обстоятельствах расследования Царского Дела. Автору приходилось писать об этом: «Как может определить РПЦ свою позицию по «екатеринбургским останкам», о чём её просит СКП, не зная мнения историков, учёных-исследователей, клира, прихожан и всего общества?» («Пристяжные лжи». РНЛ/12.10.2010).

«В свое время Деловая газета «Взгляд» сообщила о том, что Следственный комитет (СК) передал Русской Православной Церкви постановление о прекращении дела об убийстве царской семьи 13 октября 2011 г. «Копия постановления о прекращении дела находится у святейшего патриарха», - сказал Соловьев «Интерфаксу»« («Человек в мундире «для верхней части тела»« РНЛ / 05.09.2012). «Если так беден Следственный комитет, что не может разместить в Интернете материалы постановления о прекращении дела об убийстве Царской Семьи, то это должна сделать, в интересах своей паствы, её последняя надежда на земле - Русская Православная Церковь», - было сказано в заключение вышеуказанной статьи.

Как никогда ранее, именно сейчас, необходимо дать возможность обществу ознакомиться с материалами следствия и вынести свое суждение о расследовании Царского Дела, важнее которого для настоящего и будущего нашего народа ничего нет на свете.

18 ноября 2015 года

Источник: "Русская народная линия"


скачать


Вернуться

Copyright © 2009 Наша Эпоха
Создание сайта Дизайн - студия Marika
 
Версия для печати