Исторический музей "Наша Эпоха"Главная страницаКарта сайтаКонтакты
Наша Эпоха
Наша Эпоха Наша Эпоха Наша Эпоха
   

Рецензии

 

Мистика Державной иконы

Автор: Роман Багдасаров

Наша Эпоха



МИСТИКА ДЕРЖАВНОЙ ИКОНЫ

(рецензия на книгу: Царица Небесная - Державная Правительница земли Русской. Службы. Акафисты. Молитвы. Сказания. Свидетельства.

/ Сост. С. В. Фомин. М.: Форум, 2007)1


Роль, которую играют чтимые иконы Божией Матери в русской истории, сегодня не может интерпретироваться в тех же параметрах и категориях, как это происходило в начале ХХ век, тем более в XVI-XVII веках, когда государственный организм России был прямо ориентирован на иерофанию (явления священного). Современная история Церкви должна здесь двигаться сразу по нескольким линиям. Во-первых, продолжать сбор и классификацию информации об известных и впервые вводимых в научный оборот иконах Богоматери. Во-вторых, попытаться вычленить возможные закономерности подобных явлений, насколько позволяет это сделать наличный уровень богословия. В последнем случае следует избегать всякого автоматизма, терпеливо перечитывать, пересматривать уже, казалось бы, хрестоматийный материал, не опасаясь показаться занудным, не гоняясь за дешевыми эффектами. Таким образом высвечивается метаисторическая логика прошлого и закладываются предпосылки для правильного взаимодействия между областью священного и повседневным опытом государственной нации.
Новая книга Сергея Фомина является принципиально важной в осмыслении церковной мыслью и историософской мыслью вообще явления иконы Божией Матери «Державной» в 1917 году, синхронно с отречением от власти св. Государя Николая II. Композиционно книга представляет собой антологию, включающую все известные на сегодня первоисточники, касающиеся явления иконы Богоматери «Державной», посвященную Ей гимнографию, благочестивые размышления клириков и мiрян, начиная с научных статей и заканчивая поэзией. Открывается сборник статьей самого составителя «Небесная Владычица земного Царства Русского», в которой обобщен и структурирован громадный материал, касающийся этого образа.
Центральная тема очерка - связь между Царственными новомучениками и Державным образом. Касаясь истории посещения села Коломенского, где он был явлен, Русским Государям, С.В. Фомин отмечает интересный факт. Объезжая во время коронации 1896 года и 300-летнего юбилея Династии Романовых места, значимые для Своих предшественников на Престоле, Император Николай Александрович по неясной причине не посетил Коломенского. «Возможно, каким-то таинственным образом Он не мог одновременно пребывать там с Ней - Державной...» Будучи глубоко верующим православным христианином и последовательным монархистом, автор не избегает сопоставлений мистического порядка, однако почти никогда не пытается придать им императивный характер, оставляя это на долю соборного разумения Церкви.
Исчерпывающий ответ дан им на вопрос: знали ли Сами Царственные Мученики о явлении Державной иконы? Да, и более того. В сборнике впервые по архивной рукописи опубликован точный текст молитвы пред иконой «Державной», которую читала Императрица Александра Феодоровна. Этот текст был доставлен ей из Перми при посредстве Великой Княгини Елизаветы Феодоровны вместе с копией Державного образа. Икона прошла вместе с Новомучениками весь Их крестный путь до самого конца. Исколотая штыками, она была найдена в Ганиной яме вместе с другими вещами убиенных. «Это значит, что Державная икона находилась на груди, под верхней одеждой, у кого-либо из Царственных Мучеников, и там, в Ипатьевском подвале, первая приняла на себя удары Бого- и царененавистников».
Вообще, С.В. Фомин подробно прослеживает, какие иконы Божией Матери были особенно почитаемы Царской Семьей. Здесь выделяется Могилевская Братская икона Божией Матери из Богоявленского Братского монастыря. В Могилеве, как известно, находилась в 1915-1917 годах Царская Ставка. Регулярная молитва по договоренности Государя и Государыни перед Могилевской Братской иконой укрепляла Их дух накануне и во время отречения.
Важно и то, что, начиная с Троицы 1916 года, в Ставке пребывала Владимiрская икона Богоматери, привезенная туда по настоянию Императрицы Александры Феодоровны и Великой Княгини Елизаветы. Именно к этому, имеющему для России государственное значение образу, относится знаменитая запись в дневнике Николая Александровича от 26 февраля 1917-го: «Я был вчера у образа Пречистой Девы и усердн молился за Тебя, Моя любовь, за милых детей и за нашу страну... Вчера вечером был в церкви... Сегодня утром во время службы Я почувствовал мучительную боль в середине груди, продолжавшуюся ¼ часа. Я едва выстоял, и лоб Мой покрылся каплями пота. Я не понимаю, что это было, потому что сердцебиения у Меня не было, но потом оно появилось и прошло сразу, когда Я встал на колени пред образом Пречистой Девы».
Сам процесс отречения Государя от власти показан как мистический акт ее передачи Царице Небесной. Последнее не может быть правильно понято вне самодержавной парадигмы, и это главная причина, по которой Державный образ до сих пор не занимает еще должного места в ряду чудотворных икон Божией Матери, чтимых Русской Православной Церковью. Державный образ является высшим оправданием существующего в России после 2 марта 1917 года строя, знамением того, Кем направляется история нашей страны. Без признания этого мистического факта государственное бытие России теряет, возможно, свою важнейшую составляющую.
Через 8 месяцев после отречения - день в день, 5 ноября 1917 года - Владимiрский образ снова оказывается в центре духовной жизни России: пред ним совершается избрание на Патриарший престол митрополита Московского и Коломенского Тихона. Как писал о. Сергий Булгаков: «Если в прежнее время Россия была Империей, то теперь она стала Патриархией: Царя Всероссийского сменил Патриарх Всероссийский».
Отсюда столь подробный анализ иконографии, предпринятый автором в специальном разделе. Опираясь на труды Н.П. Кондакова, Н.П. Лихачева, В.Н. Лазарева, А.Н. Овчинникова, А.М. Лидова, других византологов и исследователей православного искусства, С.В. Фомин еще раз подтверждает преемственность Державного образа от икон Богоматери Тронного типа. «Данная иконография Богоматери, - писал А.Н. Грабар, - несомненно, восходит к определенному типу портретов Римских Императриц той же эпохи, самые старые примеры которого появляются... на монетах второй четверти V века». Когда этот тип иконы попал на Русь, там отсутствовала определенная святыня, которая могла бы дать ему название (как это происходило в Владимiрской, Иверской, Казанской и другими иконами Божией Матери). Поэтому списки икон Богоматери Тронного типа получали все время новые местные названия, из которых самым распространенным стала Печерская Богоматерь.
Последнее обстоятельство играет решающую роль в выяснении обстоятельств бытования иконы Державной, явленной в марте 1917 года в селе Коломенском. Вслед за В.Е. Суздалевым, знатоком истории Коломенского, С.В. Фомин цитирует рапорт 1750 года, отправленный из Коломенской приказной избы в Главную Дворцовую канцелярию в С.-Петербурге, где посередине четвертого пояса иконостаса значится «Печерская Богородица мер трех аршин с половиною». Четвертый ярус соответствовал пророческому чину, в центре которого, как правило, и помещались иконы Богоматери Тронного типа, к которым относится Державный образ.
Среди атрибутов Богоматеи особенное внимание уделено Престолу, тем более что храм Вознесения Господня в Коломенском, где была явлена икона, обладает белокаменным Троном, врезанным в восточную стену. Суждение о его функции, высказанное И.М. Снегиревым еще в 1852 году, несмотря на сомнения некоторых современных археологов, представляется до сих пор наиболее верным. На нем Государи принимали от подданных челобитные, распоряжались о раздаче милостыни.
С.В. Фомин прослеживает символические атрибуты, имеющиеся на Державной иконе, вплоть до их дохристианских истоков, которые в случае Коломенского вернее было бы считать прахристианскими.
Отказываясь считать древнейшее население Дьяковского городища в Коломенском язычниками, священник и историк архитектуры о. Николай Ненароков строит убедительную реконструкцию их религиозного быта, основанного на Богооткровении праотцев. В эксклюзивной статье, написанной для сборника, о выдвигает также гипотезу о возможной апостольской проповеди в этих краях. Подобное предположение не столь невероятно, как может казаться на первый взгляд. Дьяковская культура, представители которой заселяли данную местность, относилась к числу «провинциально-римских», была связана с культурами Причерноморья и Средиземноморья. Археологические находки с Дьякова городища несут на себе христианскую символику. О том же свидетельствуют древнейшие сакральны объекты, например, святой колодезь под Городком, посвященный Апостолам Петру и Павлу (колодец почитался с эпохи раннего железного века), местоположения построенных в московский период храмов и часовен.
На страницах сборника можно встретить разные и взаимодополняющие друг друга точки зрения на смысл явления Державной иконы. Архиепископ Аверкий (Таушев). митрополит Виталий (Устинов), архимандрит Иоанн (Крестьянкин), священник Геннадий Беловолов, Евгений Шифферс, Владимiр Карпец, Григорий Николаев, Александр Дугин, Михаил Назаров, Виктор Саулкин, Наталия Ганина и многие другие высказывают глубоко продуманные, но от того не менее смелые суждения о русской истории, миссии Самодержавия и синергии с волей Владычицы Небесной.
Читая эти разделы книги, приходишь к твердому убеждению, что даже самая дерзновенная человеческая мысль не в силах объять всего значения, которое имело и имеет почитание Пресвятой Богородицы для российской цивилизации. Ибо цивилизация эта не завершила свое бытие: мы все являемся свидетелями и участниками ее выхода на новый виток.

 

___________________________________________________________________________________________

1 Первая публикация рецензии: Волшебная Гора. Т. XIV. М. 2007. С. 88-91.

 

 

 

 

 

 

назад вперед

Вернуться к списку материалов »

Copyright © 2009 Наша Эпоха
Создание сайта Дизайн - студия Marika
 
Версия для печати