Исторический музей "Наша Эпоха"Главная страницаКарта сайтаКонтакты
Наша Эпоха
Наша Эпоха Наша Эпоха Наша Эпоха
   

Рецензии

 

Археология мифа

Автор: Наталия ГАНИНА

Наша Эпоха




АРХЕОЛОГИЯ МИФА


Путь к граду Китежу. Князь Георгий Владимирский в истории, житиях, легендах. / Подг. текстов и исследование А.В. Сиренова. СПб: «Дмитрий Буланин», 2003.

Фигура святого князя Георгия Всеволодовича Владимирского, погибшего в сражении с Батыем на реке Сити - основной исторический ориентир предания о невидимом граде Китеже. Тем самым исследование, вышедшее в рамках серии «Святые и святыни Русской земли» и рассматривающее традицию прославления и почитания св. Георгия Владимирского, неизбежно предполагает новое обращение к теме Китежа. Сразу следует отметить, что книгар лишена какого бы то ни было «разоблачительного» пафоса и не только обобщает весьма ценные летописные и житийные материалы, ряд которых публикуется впервые, но и с большим тактом прослеживает соотношение исторического и легендарного.
Однако зачастую предание столь далеко отстоит от исходного исторического фона, что сама «очная ставка» грозит катастрофой. Так, например, артуровская легенда и британская археология V в. - абсолютно несопоставимые сферы. Как обстоит дело здесь?
Святой благоверный князь Георгий Всеволодович Владимирский (ок. 1189 - 1238; канонизирован в 1645 г., память 4 февраля ст.ст.) - почитаемый святой города Владимира; его нетленные мощи почивают во владимирском Успенском соборе. По свидетельствам летописей, Георгий (Юрий) Всеволодич - сын владимирского князя Всеволода Юрьевича Большое Гнездо (1154 - 1212), младшего брата святого князя Андрея Боголюбского (ок. 1111 - 1174). При св. Андрее Владимир стал духовным, политическим и культурным центром Руси. После смерти Всеволода Большое Гнездо развернулись усобицы, и Юрий, по воле отца ставший владимирским князем в обход своего старшего брата Константина, был вынужден сдать осажденный стольный город и поклониться Константину (в то время - князю ростовскому). В 1217 г. братья примирились, причем Владимир назначил Юрия своим наследником: «По моемъ же животе Володимерь тебе, а ныне поиди въ Суздаль». По смерти Константина произошло окончательное вокняжение Юрия во Владимире. Среди его деяний в летописях упомянуты успешные походы против Волжской Болгарии и мордвы в 1220 - 1232 гг., в ходе которых в 1221 г. был основан Нижний Новгород, а 9 марта 1230 г. перенесены во Владимир
святые мощи мученика Авраамия, пострадавшего за проповедь Христа в землях волжских болгар. В 1230 г. Юрий Всеволодович принял посольство киевского и черниговского князей во главе с митрополитом Кириллом и черниговским епископом Порфирием и разрешил спор между черниговским князем Михаилом Всеволодовичем и своим братом Ярославом.
Осенью 1237 г. в пределы русских княжеств вторглись татаро-монгольские захватчики, что прискорбным образом обнаружило разобщенность князей: так, рязанские князья, первые подвергшиеся нападению, обратились за помощью к великому князю владимирскому, но получили отказ (как отмечено в летописях, Юрий Всеволодович «хоте самъ особе брань створити»). Разорив Рязань, татары двинулись на владимирское княжество. Посланный Юрием сын Всеволод был разбит у Коломны и бежал во Владимир. Захватив Москву, татары взяли в плен другого сына Юрия - князя Владимира. Получив известие об этом, князь Юрий оставил стольный город на сыновей Мстислава и Всеволода и отправился на сбор войска. Неподалеку от Ростова князь Юрий разбил лагерь на реке Сить и стал ждать своих братьев Ярослава и Святослава. В отсутствие великого князя 3 - 7 февраля были взяты и разорены Владимир и Суздаль, в огне пожара погибла семья Юрия Всеволодовича. Невозможно без волнения внимать летописному рассказу о постриге обреченных владимирцев, затворившихся в Успенском соборе: «Сопротивнии же урядиша станы своя около Владимиря. И шедше, взяша город Суждаль... И абие приидоша ко граду Владимирю в субботу мясопустную и начаша около града пороки [стенобитные орудия. - Н.Г.] ставити от утра идо вечера и огородиша весь град острогом. Наутрие же уведе великий князь Всеволод и блаженный епископ Митрофан, яко уже взяту быти граду от безбожных агарян и внидоша в соборную церковь Успения пресвятыя Богородицы и постригошася вси во аггелский образ от епископа Митрофана» (Владимирское житие св. блгв. кн. Георгия - «Путь к граду Китежу...» 2004, 65). Собственно, в этом - вся идея недоступного врагам града-монастыря Китежа.
Князь Юрий, узнавший о падении Владимира и гибели своей семьи, погиб 4 марта 1238 г. в битве с войсками Батыя на Сити. Спустя некоторое время ростовский епископ Кирилл разыскал на поле битвы обезглавленное тело князя и привез его в Ростов; позже к телу присоединили и отрубленную в бою голову. В 1239 г. честные мощи князя Юрия были перевезены во Владимир и положены в каменной раке в приделе Успенского собора. Впервые Георгий Всеволодович описан как мученик и страстотерпец (хотя еще и не назван святым) в тексте Степенной книги, созданной в середине XVI при Иоанне IV. Первые известия о церковном почитании князя Георгия относятся к 30-м годам XVII в. Прославление его состоялось при патриархе Иосифе: в 1645 г. мощи князя были перенесены из каменной гробницы в позолоченную раку, а 1646 г. тропарь и кондак св. блгв. князю Георгию Всеволодовичу были помещены в печатных святцах.
Каким образом имя князя Георгия впервые связывается с легендой о невидимом граде Китеже, судить невозможно, так как очевидно, что первоначально предание бытовало в устной традиции. Письменно оно фиксируется в «Китежском летописце», созданном в конце XVII в. в старообрядческой среде. Текст памятника приводится и подробно анализируется в книге, причем весьма примечательными оказываются отличия этой версии от известной всем «синкретической народной»: так, Большой Китеж не исчезает во время приступа врагов, но попросту взят Батыем, по отъезде которого из города «взяша мощи благовернаго и великаго князя Георгия Всеволодича...» Как совершается исчезновение Китежа - неясно: «После разорения того запустеша грады те, Малый и Больший Китежь...» По «Китежскому летописцу», «и невидим будет Больший Китежь даже и до пришествия Христова», но повествователя явно увлекает не явленная в граде непобедимая победа, а мысль о поиске (и путях поиска) невидимого града, не затронутого всеобщим осквернением. О том, как и почему стал невидим град Китеж, сообщается лишь в заключении: «Тако и сей град Больший Китежь невидим бысть и покровен рукою Божиею, иже на конец века сего многомятежного и слезам достоиного покрый Господь той град дланию своею. И невидим бысть по их же молению и прошению, иже достойне и праведне тому припадающих, иже не узрит скорби и печали от зверя Антихриста. Токмо о нас печалуют день и нощь, и о отступлении нашем, всего царства Московского, яко Антихрист царствует в нем...» («Путь к граду Китежу...» 2004, 179-180).
Итак, Китеж - лишь одна из составляющих апологии раскола? Но, как можно видеть, предание о Китеже не раскрывается в «Китежском летописце» впервые, но предстает в весьма сжатом, редуцированном виде - фактически в качестве примера или притчи. Не подлежит сомнению, что предание о том, как и почему Китеж стал невидимым (отметим здесь, что в разных вариантах народного предания город опускается на дно озера Светлояр, уходит под землю, покрывается горами или же просто становится невидимым для врагов), было хорошо известно не только составителю «Китежского летописца», но и его адресатам и лишь получило новое, обусловленное конкретной прагматикой оформление.
Исследователи отмечают, что патриарх Иосиф, при котором состоялась канонизация князя Георгия Всеволодовича, считался у старообрядцев последним патриархом, и потому они с большим уважением относились ко всем мероприятиям, проведенным во время его святительства («Путь к граду Китежу...» 2004, 165). Но значит ли это, что связь князя Георгия Владимирского с преданием о Китеже актуальна только для старообрядцев, то есть наметилась лишь в эпоху раскола? Вряд ли. Как сказано в предисловии к изданию, князь Георгий Владимирский - один из последних святых князей Древней Руси. Говоря точнее, он - последний святой князь Руси домонгольской. За ним затворяется некая дверь, и, как это ни парадоксально, время и дело св. Александра Невского - иная эпоха. При этом фигура Георгия Всеволодовича трагична, ибо он, в отличие от «князя Георгия в Большом Китеже», не погиб во Владимире вместе с семьей и народом. А.В. Сиренов подчеркивает, что плач князя и его молитва на Сити, подобная воплю отчаяния - один из самых драматичных летописных эпизодов («Путь к граду Китежу...» 2004, 16-17). Житие уравновешивает этот трагизм заключением: «О Георгие тезоимените! Кровию еси омылся страданием своим! Аще бы не напасть, то и не венец» («Путь к граду Китежу...» 2004, 70). Народ творит миф, возвращая князя в град и делая побеждаемый град - непобедимым.
Исчезает ли «легенда о Китеже» по прочтении книги о святом благоверном князе Георгии Всеволодовиче? Нет, ибо Китеж - не легенда, а миф, принадлежащий всей России. Народ православный (часть которого оказалась потом отделена расколом) - русские писатели (прежде всего П.И. Мельников-Печерский) - «Сказание о невидимом граде Китеже...» Римского-Корсакова - религиозные философы начала века (С.Н. Дурылин) - Пришвин - поэты после революции (Сергей Бехтеев, Анна Ахматова, Марина Цветаева) - такова традиция Китежа. Но если иногда невидимый Китеж осмысляется как недоступный любому, доступный лишь избранным, при-кровенный град, то нельзя забывать, что по сути он - со-кровенный, таинственно сохраненный Богом и потому вечно сохранный. По слову Апостола: «Ибо видимое временно, а невидимое вечно» (2 Кор. 4, 18; вспомним также, что в молитвах Божественной литургии определения «невидимый», «невидимо» имеют не отрицательное, а положительное значение). И предание о невидимом граде Китеже - не легенда о «затонувшем городе», а символ и миф. Точка приложения сил - раскрытие высшей реальности, объединяющей и владимирцев, перед смертью принимающих постриг в Успенском соборе, и павшего вдали от них князя Георгия, и видение стана святых и города возлюбленного. И если первая на Руси реальная веха того, что миф именует Китежем - Успенский собор во Владимире при нашествии «безбожных агарян», последняя - Казанский собор в Дивееве во времена антихриста.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

назад

Вернуться к списку материалов »

Copyright © 2009 Наша Эпоха
Создание сайта Дизайн - студия Marika
 
Версия для печати