Исторический музей "Наша Эпоха"Главная страницаКарта сайтаКонтакты
Наша Эпоха
Наша Эпоха Наша Эпоха Наша Эпоха
   

Рецензии

 

Наказание правдой. Григорий Распутин: Расследование.

Автор: Сергей ФОМИН

Наша Эпоха

 

«РОССИЯ ОТТОГО НЕ ПОГИБНЕТ,

ЧТО ОДНОГО ОПРАВДАЮТ...»

К выходу в свет книги С.В. Фомина «Наказание Правдой»

 

Напечатано и появилось в продаже в книжном магазине при «Русском вестнике» новое исследование нашего постоянного автора С.В. Фомина «Наказание Правдой» - первая в серии книг, объединенных общим названием «Григорий Распутин: расследование».

В редакции мы задали Сергею Владимiровичу несколько вопросов.

 

- Итак, «Григорий Распутин: расследование»... Что это?

- Это исследование, с элементами расследования (ведь речь все-таки идет о преступлении, об убийстве), жизни Григория Ефимовича Распутина и служения его Царственным Мученикам в течение одиннадцати лет земной жизни. Со многими его фрагментами читатели «Русского вестника» давно и хорошо знакомы. Первая публикация появилась еще в 2002 году. Это, напомню, очерк «Как они его жгли» - об уничтожения тела Григория Ефимовича после февральского переворота. Последняя - как раз о 90-летии этого самого переворота «Великая? Безкровная? Русская?».

- Неужели и эта последняя серия очерков, в которых очень мало о самом Г.Е. Распутине, из этой вашей книги?

- Совершенно верно. И более того, именно из появившегося на свет Божий в Чистый Четверг первого тома расследования. Дело в том, что тема этой книги - едва ли не наиважнейшая сегодня: достоверность считающихся ныне неоспоримыми источников - материалов Чрезвычайной Следственной Комиссии Временного правительства. На них построена не только печально известная книга-фальсификация Э. Радзинского, но и различного рода справки и приложения к выступлениям и официальным актам, озвучиваемым последнее время различными представителями иерархии Русской Православной Церкви.

А ведь еще в 1914 г. гучковские «Московские ведомости» с известной долей профессионального цинизма признавались: «Мы не будем далеки от истины, если скажем, что Распутин - "газетная легенда", и Распутин - настоящий человек из плоти и крови, мало что имеют общего между собой. Распутина создала наша печать, его репутацию раздули и взмылили... Распутин стал каким-то гигантским призраком, набрасывающим на всё свою тень». Трудно поверить, но сегодня, когда историческая наука в России, наконец-то освободившись от тяжких идеологических пут, выбралась из-под пресса жестокой, в том числе и атеистической, цензуры, любые поиски истины, отличные от установившихся в годы антицарского беснования, характеризуют как попытку «переписать русскую церковную историю, в угоду сегодняшним идеологическим пристрастиям».

Однако - и это следует специально подчеркнуть - в последнее время появились некоторые отрадные тенденции. Есть основание говорить о более взвешенном подходе со стороны официальных представителей. Конкретных имен и выступлений называть не буду: оппоненту всегда нужно дать возможность «сохранить лицо». Не нужно превращать заблуждающихся, пусть даже и не всегда искренно, во врагов. Причина же наметившейся смены курса одна. Как писали одни из самых оголтелых противников Г.Е. Распутина (а до этого и прославления Святых Царственных Мучеников), документы начинают всплывать... (Мы счастливы, что оказались причастными к этому процессу.)

Тем не менее, благодушествовать рано. Ибо некоторые рассчитывают лишь сменить галс (т.е. курс по отношению ко внезапно задувшему ветру), но не само генеральное направление. Яркий пример этого - эпиграф, поставленный к недавно напечатанному в журнале «Москва» (2006. №№ 9-11) «историческому исследованию» биографии Г.Е. Распутина «Звук лопнувшей тетивы»: «В истории человечества есть загадочные личности, о которых мы окончательно ничего не узнаем до Страшного суда Божия. Иной раз необходимо отказаться и от исследования этих личностей: эти исследования заранее обречены на безконечные и безплодные словопрения. Но тем более должны отказаться от того, чтобы восхитить себе суд Божий о человеке». Романист Алексей Варламов, усваивая эти слова архимандриту Тихону (Шевкунову), относит их к тем авторам, с кем он, продолжая уже всем давно набившую оскомину линию фальсификации и клеветы, спорит, хотя сам же, вопреки выбранному эпиграфу, присваивает себе «право» Высшего суда о человеке Божием Григории...

Хотелось бы только напомнить таким «безстрашным верующим» слова святителя Николая Сербского: «Кровь праведников - единственное на земле писание, которое стереть невозможно. - [...] Кровь праведника горит на главах до колена сотого. [...] Лучше погибнуть одному роду злодейскому, нежели одному праведнику. Ибо небо не спрашивает, сколько крови пролито, но спрашивает, чья кровь пролилась. Если все народы восстанут на одного праведника, ничем не повредят ему. Лишь до могилы проводят его, он же будет обличать их по смерти своей. Воистину, милостью своей наказывает праведник до смерти и правдой - после смерти. [...] И не праведник проклянет вас, но дети ваши, когда будут есть горький хлеб рабства»[1].

Но, видимо, есть еще немало таких, которые не считают свой хлеб рабским...

И все-таки общий смысл поворота, который, не смотря ни на что, совершается на наших глазах, уже давно запечатлен в Новом Завете - в укоризне и вопросе Господа, обращенных к Савлу (перед превращением его в Павла): «Савл, Савл! что ты гонишь Меня? ...Трудно тебе идти против рожна» (Деян. 9, 4-5).

- Вы не раз писали и рассказывали о том, что на это исследование вас благословил приснопамятный старец Псковоезерский Николай?

- Так оно и есть. Сразу же с полной определенностью следует сказать: сам Батюшка почитал Григория Ефимовича святым. (Пишу не с чьих-то слов, а как слышанное, и не единожды, самолично от него самого. Совершенно определенно!) Святым же почитает его и автор этих строк, как и все истинные духовные чада Старца, а не те, которые бывали на острове от случая к случаю исключительно по своим неотложным нуждам. Но при этом ни ранее, ни теперь призывать к прославлению Г.Е. Распутина, подписывать составленные в этом смысле обращения и письма к церковной иерархии не дерзал и не дерзаю. Не только потому, что у людей можно просить лишь только то, на что они способны, но, прежде всего, для того, чтобы не отдавать чтимое тобою на поругание (Мф. 7, 6) и не усугублять тем самым вину тех, кто в силу разных причин (духовных и мiрских) не может не хулить, кто не знает или отмахивается от реченного некогда св. Симеоном Новым Богословом: «Кто не стремится с любовью и сильным желанием через смиренномудрие достичь единения с последним из святых, но приобрел по отношению к нему некое малое недоверие, тот никоим образом никогда не соединится и не встанет вместе с ним в один ряд с прежними и предшествующими святыми, хотя бы он и мнил, что имеет всякую веру и всякую любовь к Богу и ко всем святым. Он будет отвергнут ими как не сумевший занять при помощи смиренномудрия то место, которое прежде веков определено ему Богом»[2].

Да, спеть величание иному святому нужно еще сподобиться...

Незадолго до кончины Батюшка благословил меня на две работы. Но пока, дай Бог, осуществить эту. Ибо, как вы уже, наверное, поняли, исследование должно выйти в нескольких томах. Первоначально речь должна была идти об одном лишь убийстве. Но, проведя предварительное исследование, я убедился в том, что без показа предшествовавшей ему травли Григория Ефимовича не обойтись. А ведь в травле важен не только сам механизм ее организации и не только те силы, которые ее проводили и были в ней заинтересованы, но и те глубины, из которых исходил приказ. Особое место тут занимала и Великая война. Значит, и этому должно быть уделено соответствующее внимание.

По-настоящему страшной для меня является книга даже не о самом убийстве, а об убийцах. Не о тех, кто это исполнил непосредственно или даже присутствовал при этом, а о тех, кто вдохновлял, кто прикрывал этот ритуальный забой в подвале Юсуповского дворца. Знал ли обо всём этом Государь? - Наверняка догадывался. И тогда оружие прошло Его душу задолго до Ипатьевской ночи.

Важнейшей книгой должно стать исследование о создании мифа о Распутине. Последнее дело нешуточное, раз до сих пор Россия да и весь мiр - от рабочего до архиерея - буквально купается в этой удобной лжи. Ведь отринь ее, и нужно уже будет жить по-другому. Но разве хочется менять что-то?..

- Хотелось бы подробнее узнать о вышедшей книге.

- Название первого тома происходит от слов святителя Николая Сербского, в свое время предупреждавшего поднимавших руку на святых: Правдой наказывает праведник после своей смерти. С 17 декабря 1916 г. все мы наказаны этой правдой, о чем нас предупреждала в Своих письмах из заточения Царица-Мученица...

Первая книга серии рассказывает о том, как фабриковались «источники» (документы, дневники, воспоминания, исследования), на основе которых врагами Православия, Царя и России в общественном сознании формировался лживый образ Царского Друга. На ее страницах впервые в отечественной историографии предпринято обширное исследование деятельности Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства (прямой предшественницы кровавой большевицкой чека), начиная от задержания, после преступного февральского переворота 1917 г., министров Императорского правительства и других Царских сановников и вплоть до провалившейся попытки временщиков организовать процессы по наскоро сфабрикованным «делам». Наконец, в этом томе читатель найдет яркий, запоминающийся, без хрестоматийного глянца, портрет классика Серебряного века поэта А.А. Блока - первого официального историографа временщиков, участника этой едва ли не первой, безпрецедентной в мiровой истории фальсификации. Этот последний очерк «Опаленный адом», несомненно, вызовет широкий читательский интерес своей жесткой правдой.

Стоит, видимо, сказать о других особенностях этого издания. В ходе работы удалось собрать уникальный материал, в том числе отсутствующий в государственных библиотеках России и никогда ранее не публиковавшийся, архивный. Часть документов впервые будет напечатана в приложениях к книгам серии. К таковым следует отнести и иллюстративный материал. Часть его размещается прямо среди текста. Каждый том, кроме того, будет снабжен вклейкой. В книге, о которой идет речь, на 32-полосной вклейке размещено около 80 фотографий. В основном это лица, о которых идет речь. Некоторые публикуются впервые. На тоновых форзацах в начале и в конце книги - изображения Зимнего Дворца и Петропавловской крепости, в которых шли допросы и содержались узники Временного правительства. На фронтисписе - цветной портрет Г.Е. Распутина работы Е. Клокачева, хранящийся в Государственном Эрмитаже в С.-Петербурге.

На задней стороне обложки помещены слова Г.Е. Распутина из письма его Государю 16 ноября 1916 г.: «Россия оттого не погибнет, что одного оправдают, она была и будет прославлена...» Эти слова Григория Ефимовича будут на всех книгах серии. Это напоминание всем нам... Если хотите, повод для раздумья...

Как видите, своё слово - издать книгу достойно - сдержать удалось. Загнать нас в подворотню враги не смогли. Велик Русский Бог!

Тираж, правда, невелик: всего тысяча экземпляров. Так что спешите в книжную лавку «Русского вестника», обращайтесь туда с заказами. И знайте: платя за каждую книгу своими трудовыми рублями, вы помогаете выходу в свет очередного тома расследования! И, значит, Правды станет немного больше, атмосфера будет очищаться и именно так, в конце концов, мы и победим! Вместе!

 



[1] Святитель Николай Сербский. Молитвы на озере. М. 2002. С. 260-262.

[2] Преподобного отца нашего Симеона Нового Богослова игумена обители св. Мамаса Ксирокеркского Главы богословские, умозрительные и практические. Пер. иером. Илариона (Алфеева). М. Зачатьевский монастырь. 1998. С. 87-88.


 

назад вперед

Вернуться к списку материалов »

Copyright © 2009 Наша Эпоха
Создание сайта Дизайн - студия Marika
 
Версия для печати