Исторический музей "Наша Эпоха"Главная страницаКарта сайтаКонтакты
Наша Эпоха
Наша Эпоха Наша Эпоха Наша Эпоха
   

Рецензии

 

«Боже! Храни Своих!». Григорий Распутин: Расследование.

Автор: Сергей ФОМИН

Наша Эпоха

 

«ПОРА ВЕСТИ СПОКОЙНЫЙ И ДОСТОЙНЫЙ ДИАЛОГ...»

К выходу в свет книги С.В. Фомина «Боже! Храни Своих!»

 

Вышел очередной, третий том «расследования» нашего постоянного автора, писателя и историка С.В. Фомина, о Григории Ефимовиче Распутине.

О работе над этой книгой и ее содержании мы решили расспросить автора, побывавшего в редакции «Русского вестника».

***

- Конец года, и вот еще одна книга Вашего «расследования» о Григории Ефимовиче «Боже! Храни Своих!». Каково ее содержание?

- Действие, развивающееся в третьей книге, ограничено, в основном, 1905-1909 годами. «В основном», потому что рассказ о деле Тобольской Духовной консистории по обвинению Г.Е. Распутина в хлыстовстве завершается в соответствии с хронологическими рамками этого документа - 1912 годом. Но это то, что касается дела.

Главная задача этого тома показать, каким в действительности был тот сибирский крестьянин, Друг Царей. Именно о том, каким его увидели и узнали не только Царственные Мученики, но и представители самых разных сословий России начала ХХ века эта книга.

С этим, между прочим, связаны и детали оформления. Форзац и нахзац, на которых помещены фотографии Большого зала Екатерининского Дворца в Царском Селе и столовая для бедных в Гавани на Васильевском острове, даны не только для того, чтобы наглядно продемонстрировать контрасты России начала ХХ века. Они, возможно, напомнят читателю о том, что Г.Е. Распутин везде был своим. И во Дворце, и в жилище бедняка.

- Но что можно сказать нового о том, каким он был?

- Современники Григория Ефимовича, и, прежде всего, журналисты, немало потрудились над созданием его облика. Объём литературы о нём превышает самое смелое воображение. Беда лишь в том, что пользоваться подавляющим большинством этой продукции в качестве более или менее надёжного источника нельзя. Это становится ясным уже хотя бы после того, как мы обнаруживаем, что даже подача основных неизменяемых человеческих параметров (возраст, рост, цвет глаз, голос, характерные приметы и привычки) - у каждого из писавших о нём свои, совершенно несхожие друг с другом. Словно каждый из них писал о каком-то своём человеке.

Нынче, пусть и с огромным опозданием, опираясь не на выдумки и фантазии, а на заслуживающие доверия источники, мы наконец-то должны попытаться узнать о том, каким он был на самом деле.

Театр, говорят, начинается с вешалки. Книга, наверное, с обложки. Так вот с нее на вас глядит не очень-то знакомый человек, хотя фотография эта и хорошо известна, особенно в последнее время.

- Судя по оглавлению, в третьем томе содержится немало материалов, уже известных читателям «Русского вестника». Это, например, главы о знакомстве «Опытного странника» с праведным о. Иоанном Кронштадтским и священноисповедником о. Романом Медведем.

- А начинается книга рассказом о знакомстве Григория Ефимовича в Казани (еще до прихода его в Петербург) с преподобным Гавриилом Седмиезерским. Келейная икона последнего - зримый свидетель его чудесного исцеления, а также встреч и бесед схиархимандрита с Г.Е. Распутиным и Вел. Кн. Елизаветой Феодоровной - попала ко мне вскоре после выхода первого издания «России перед Вторым пришествием». Фотоснимок ее впервые публикуется в книге. Немало страниц посвящено знакомству Григория Ефимовича и с другими православными подвижниками, прославленными в лике святых, а также с архиереями.

Принципиально важными считаю главы, посвященные положению Русской Православной Церкви в начале ХХ века.

В опубликованной недавно работе доцент Тверского Государственного университета Т.Г. Леонтьева подчеркивала, что заявленная ею тема (о «духовенстве в революционном обществе России начала ХХ века») «может показаться странной, даже противоестественной, так как в новейшей светской и церковной научной литературе о российском и советском духовенстве преобладает сострадательный тон - и Церковь, и верующие предстают пассивными жертвами ничем не стесненного насилия». Но для верующих заметим - «не стеснённого», прежде всего, Самим Богом. Иными словами, речь идёт о насилиях, попущенных Богом.

Хотелось бы подчеркнуть, что описанное в двух главах книги («Недуги Церкви земной» и «Рука предающего Мя со Мною на трапезе») - отнюдь не собрание отдельных фактов, которые при желании можно надёргать по любому поводу, а всё-таки некая тенденция...

Предреволюционная Россия вовсе не была, как это некоторым сейчас кажется, образцом благочестия. Лишь местами сохранялись здесь некоторые его черты. Потому, собственно говоря,  она и пала...

Вопреки поверхностным современным представлениям, кроме мучеников, после 1917 г. эта мощная организация (мы ведём речь о Церкви именно как организации!) дала сотни обновленцев и тысячи расстриг - по определению современных исследователей «священников неканонического, протестного поведения». И это, разумеется, не могло быть случайностью.

- Как и во второй книге, вы пишите о Царственных Мучениках...

- На этот раз, в основном, в связи с Их взаимоотношениями с Григорием Ефимовичем. О том, как он к Ним относился, как Они - к нему. В отличие от современных фальсификаторов этих отношений, я опираюсь не на выдумки и слухи, а на реальные факты, всегда четко фиксируя источник. Между прочим, положение Г.Е. Распутина в Царской Семье исторически укоренено вовсе не в традициях эпохи фаворитов XVIII в., как безосновательно иногда пишут и до сих пор, а в Русской стародавней традиции, уходящей своими корнями в седую старину. Вспомним в связи с этим верховых богомольцев, всегда обитавших в Царских и Великокняжеских дворцах. О тесных взаимоотношениях Царя и Его народа, носивших воистину духовно-мистический характер, говорится в главе «Крови голос, млека голос». Напомню, что первоначальный вариант этой главы, повествующей о кормилицах Царских детей, также публиковался в «Русском вестнике». Внимательного прочтения заслуживают и свидетельства о многочисленных случаях исцеления Григорием Ефимовичем Наследника Престола, о неподдельной любви русского мужика к Царевичу.

- Вы говорили о современных фальсификаторах, продолжающих и до сих пор извращать подлинный характер взаимоотношений Царственных Мучеников с Григорием Ефимовичем, саму личность последнего.

- О тех, кто сегодня не просто переиздает давнюю клевету или занимается простейшим, нередко бездумным, ее перепевом, но пытается перелицевать старую ложь, приспособив ее к новым условиям и придать ей даже внешнюю наукообразность, следует сказать особо.

Авторам многих таких разнообразных современных попыток присуща одна общая черта - анонимность. Это, на наш взгляд, свидетельствует лишь об одном: неуверенности авторов или заказчиков в правоте их дела. Не назвав же себя или укрывшись за псевдонимом, можно забыть о всяком приличии вообще. Нагадил - и в сторонку.

«Псевдонимность, - считал о. Сергий Булгаков, - есть актерство имени». В основе ее лежит ложь и притворство. Взятое на себя фальшивое имя «накладывается, как краска или румяна, на поблеклую кожу».

Кто же в нашем случае является приверженцем такого рода макияжа?

Прежде всего, мы ведем речь о книжке «Г.Е. Распутин: знамение погибшего царства», подписанной «И.В. Смыслов». Дезавуировать ложь, которой эта брошюрка буквально напичкана, нам уже приходилось на страницах «Русского вестника» (2006. № 3).

С этим коллективным, как выяснилось, детищем читателю третьей книги нашего расследования предстоит встречаться на ее страницах не раз. «Личность одного из соавторов, - пишет современный исследователь Л.Е. Болотин, - с помощью коллег мне удалось определить. Это Георгий Евгеньевич Колыванов, кандидат богословия, преподаватель Московской Духовной академии, секретарь ученого совета Николо-Угрешской Духовной семинарии. Участие в этом опусе другого "загорского" профессора, очень "прославившегося" перед прославлением Святого Царя-Мученика Николая, также выдают "уши" характерных стилистических приёмов, но, поскольку у меня нет определенных данных на этот счет, его имя до времени умолчу. Но ГОСПОДЬ ведает всё точно» (Русская линия. 5.10.2006).

Другой подобный пример - анонимные авторы приложений № 4 и № 5 к докладу митрополита Ювеналия на Архиерейском Соборе 2004 года.

Судя по содержанию этих документов, подробно разобранных в нашей книге с точки зрения поддающейся проверке фактологии, писавшие «под заказ» авторы не сделали никаких новых открытий. Всё ими написанное - это не более чем хорошо забытое старое. Причём, противоположные, основанные на документах авторитетные мнения никак ими не оспариваются, Более того, никак не обосновывается даже их собственное «самостоятельное» заключение.

Ошибиться, конечно, может каждый, но когда ошибку «заказывают», это, согласитесь, совсем другое дело...

Такие методы нам хорошо знакомы еще с советских времен: укрывшись под непроницаемыми для критики безымянными личинами, вольготно и безнаказанно передергивать. Подобно завзятым шулерам-картежникам... Остается лишь удивляться тому, в каких отстойниках постсоветского времени сотрудники канцелярии столичной Митрополии умудрились отловить такие реликты.

Хочется подчеркнуть, что подобные методы, в результате применения которых на пути поиска Истины воздвигаются баррикады лжи, сегодня уже не только никого не убеждают, но и не удивляют. (Последнее, вообще-то, печально.) Однако нынче поиск правды не остановят уже даже и окрики, испускаемые с упованием: «авось не посмеют». Пора бы это уже понять и научиться вести спокойный и достойный диалог. Времена облыжных обвинений и навешивания ярлыков давно минули.

Имена же «творцов» подобных «приложений» рано или поздно выйдут наружу. И мы их, верно, еще назовем. Дело, понятно, не в обличении поправших собственную совесть. Важно другое: пусть те, кого завтра будут соблазнять те же или уже иные «заказчики», десять раз подумают, прежде чем взяться за перо.

Но есть в псевдонимии еще и такое явление, как, по определению того же о. Сергия Булгакова, «национальные переодевания посредством имени». Как считал о. Сергий, это связано «с нахальством, никого не обманывающим, просто переодеванием в чужую одежду...»

Ярким примером этого последнего типа изданий является вызвавшая в последние время споры более чем 500-страничная книга «Царственные страстотерпцы. Посмертная судьба». Автор сего опуса, увидевшего свет в издательстве «Вагриус» с предисловием доктора исторических наук С.Л. Фирсова из Петербурга (широко известного своими цареборческими и антираспутинскими выступлениями на конференциях Православного Свято-Тихоновского университета в Москве), судя по тексту, силится доказать, что так называемые «екатеринбургские останки» являются ничем иным, как мощами Святых Царственных Мучеников. Вторая не менее (а, может быть, даже и самая главная) цель труда - опровержение ритуального убийства Царской Семьи.

- Вы говорите об издателях, авторе предисловия, наконец, о содержании книги. Но кто же автор этой дурно пахнущей поделки?

- Имя, поставленное на ее обложке - Наталия Розанова - ничего Вам не скажет.

- Что это? Псевдоним?

- Сегодня так многие и думают, прибавляя к слову псевдоним определение: коллективный. Действительно, трудно представить себе автора столь объемного труда, до сей поры не замеченного ни в одной публикации «по теме». При этом стоит обратить внимание на обширную иллюстративную базу книги и причастность к выходу ее в свет, наряду с обозначенным на титульном листе «Вагриусом», одного московского православного издательства, напечатавшего в 2003 г. книгу И.Ф. Плотникова «Правда истории. Гибель Царской Семьи». Последняя, кстати говоря, тоже предварялась «вступительным словом» С.Л. Фирсова...

- Вы намекаете на то, что за Наталией Розановой стоит этот екатеринбургский ученый Плотников?

- Вовсе нет, я фиксирую только ход мыслей. Но продолжим. При знакомстве с книгой 2008 г. мое внимание привлекло отсутствие в выходных данных отчества автора. Либо это, действительно, псевдоним, либо автор живет за рубежом...

Так бы и гадал до сих пор, если бы не случай... Недавно один мой хороший знакомый, ссылаясь на слова, видимо, весьма довольного результатами акции С.Л. Фирсова, рассказал о недостающем «хвосте» - «говорящем» отчестве автора: Львовна. А также то, что она является монахиней Ново-Тихвинского женского монастыря в Екатеринбурге по имени Иоиль. Словом, профессор обрадовался - и потерял бдительность...

- ...Или направил по ложному следу...

- Я об этом тоже думал. Однако почти что одновременно пришло еще одно подтверждение этим словам. Другая моя знакомая, на сей раз из Петербурга, автор недавно вышедшей книги о верных слугах, убиенных вместе с Царской Семьей, рассказывая о своей поездке в Париж к потомкам доктора Е.С. Боткина, заметила, между прочим, что там ей дали телефон монахини Иоиль, к которой можно (и должно!) обращаться за советами и консультациями в связи с Царственными Мучениками.

- Вот так: скромная монахиня из уральской обители, ничего до 2008 г. не публиковавшая в открытой печати, а ее уже знают в Париже родственники некогда приближенных к Их Величествам...

- Но не только в столице Прекрасной Франции ведомы насельницы сей обители. Из сообщений в печати известно, что в монастыре занимаются поисками неизвестных сведений о подвижниках ХХ века. Судя по сообщениям печати, одним из источников подобных данных являются украинские архивохранилища. А одним из главных предметов их интереса является праведный Николай Псковоезерский. В результате должно быть написано «правильное» жизнеописание старца, и до сей поры не дающего кое-кому покоя. Насколько можно судить по книге Наталии Розановой о Царственных Мучениках, и этот спецзаказ будет исполнен в соответствии с высказанными пожеланиями. Будет, не сомневаюсь, и соответствующий пиар.

- Однако что же это за «исследовательская» обитель?..

- О Ново-Тихвинском монастыре, руководят которым настоятельница игумения Любовь (Алла Геннадьевна Нестеренко) и духовник игумен Авраам (Петр Исаакович Рейдман), нам приходилось уже писать, и не раз.

Вкратце расскажем лишь о некоторых деяниях, связанных с этой обителью.

Игумен Авраам, прежде всего, известен по скандалу с прежним епископом Екатеринбургским Никоном, которого он оговорил перед духовными властями. О. Авраам способствовал также распространению и пропаганде печально известной книги Л.П. Миллер «Царская Семья - жертва темной силы», полную самой беззастенчивой клеветы на Царственных Мучеников. Известно, что Миллер не раз посещала обитель и даже выступала в ее стенах. Игумен же вовсю пиарил духовно близкую ему и его делу разоблачения «темных сил» австралийку, издав, например, в 2002 г. брошюрку с ее высказываниями под претенциозным названием «Я написала правду...»

Нельзя не сказать несколько слов и о самом игумене Аврааме, по свидетельству материалов сайта Екатеринбургской епархиальной «Православной газеты», «одесского еврея по происхождению. Когда-то он занимался духовной деятельностью в Тобольске, но был изгнан оттуда за аморальное поведение, то есть за пьянство и прелюбодеяние. Некоторые православные священники до сих пор в недоумении, каким образом такой человек мог стать духовным лицом. После изгнания из Тобольска игумен Авраам приезжает в Екатеринбург, захватив с собой ряд тобольских монахов».

«...Отец Авраам, - подчеркивал председатель Синодальной Комиссии митрополит Сергий (Фомин), - отрицает святость некоторых святых. Это немыслимо для монаха! Стало известно, что отец Авраам применяет физическую силу при исповеди, избивает не только монахов, но и прихожан, бьет их по щекам, по голове. Характерна и закрытость его бесед в монастыре, куда не допускаются "непосвященные". Есть серьезные свидетельства людей, изгнанных с этих собраний, на которых были антииерархические выступления». На одном из таких «сокровенных» сборищ и «сподобилась» вещать о Григории Распутине Л.П. Миллер.

 «Священный Синод, - совершенно определенно заявил митрополит Сергий, - принял решение, что такой человек не может возглавлять монастырь...» Узнав о деяниях сего игумена, молодые священники Екатеринбургской епархии «написали письмо Святейшему с просьбой лишить сана отца Авраама за ложь». Но с о. Авраама как с гуся вода. Он и сан сохранил и духовником Екатеринбургского женского Ново-Тихвинского монастыря остался. Более того, по свидетельству очевидцев, «всерьез считал себя благодатным старцем и требовал себе безусловного подчинения для "образования нового человека"».

В июле 2004 г., по инициативе архиепископа Екатеринбургского Викентия, в епархиальной дисциплинарной комиссии прошли слушания, ответчиками на которых выступали игумен Авраам и игумения Ново-Тихвинского монастыря Любовь.

«Индустрия подавления личности и использование имиджа Русской Православной Церкви в противоправной деятельности, - говорилось в документе обвиняющей стороны, - ставит так называемую "религиозную общину" Рейдмана-Нестеренко в разряд секты, особенно опасной именно тем, что ее легализация в какой-то мере прошла успешно в постсоветском общественно-политическом пространстве». Примечателен подзаголовок публикации, из которой почерпнут цитируемый материал: «Жидовствующий игумен устроил в православном монастыре тоталитарную секту».

Это последнее обстоятельство, памятуя активную роль о. Авраама в распространении клеветнических измышлений Миллер о хлыстовстве Распутина, к вопросу о горящей на воре шапке...

Да, не только молитвами знаменита сия обитель... В действующем в монастыре в настоящее время церковно-историческом кабинете, руководит которым монахиня Евстафия (Морозова), будут, несомненно, рождаться очередные «шедевры», которые раскроют, наконец-то, перед их доверчивыми читателями новые горизонты. Как это уже сделала книга монахини Иоили (Розановой). Порукой тому также тесные связи о. Авраама с либеральным «Московским Церковным вестником» и сверхправильным «православным журналом» «Благодатный огонь». Не зря в народе говорят: ласковое теля двух маток сосет. И еще как!

- Вернемся, однако, к Вашей книге. В аннотации к ней говорится, что в приложении впервые полностью публикуется «Тобольской Духовной консистории секретное дело о крестьянине Григории Распутине-Новом» 1907-1912 гг., копия которого была передана Вам протоиереем Василием Фонченковым. 

- Не буду подробно рассказывать о том, как я получил это дело. Об этом читатели могут узнать из опубликованной недавно в «Русском вестнике» моей статьи «Русское Царство - "Наша Эпоха"».

Подробный разбор копии первоначального дела Тобольской духовной консистории (6.9.1907-7.5.1908), хранящейся ныне в Тюменском филиале Государственного архива Тобольской области, был сделан в своё время О.А. Платоновым.

Казалось, даже решительные противники концепции О.А. Платонова не могут отрицать ценности обширных выписок из дела в его книгах. Однако нашлись все же и хулители.

«Дело об обвинении Г. Распутина в хлыстовстве, - читаем в приложении № 4 к докладу митр. Ювеналия 2004 г., - хранящееся в Тобольском филиале Государственного архива Тюменской области, основательно не исследовалось, хотя пространные выдержки из него приведены в книге О.А. Платонова».

В ответе, опубликованном в «Русском вестнике» (2004. № 22), Олег Анатольевич писал: «Исходным моментом клеветнической кампании против старца Григория явилось дело Тобольской консистории [...] Дело было сфабриковано так топорно, что "работает" против его создателей [...] Если бы митрополит Ювеналий и его либеральные соратники хотели бы узнать истину и донести её до Архиерейского Собора, они, прежде всего, должны были бы опубликовать этот документ в качестве приложения к докладу».

Да, действительно, нам необходима была полная публикация документов, чтобы наконец-то закрыть рот безчестным любителям передергивать. И вот Бог такую возможность даровал. Перед лицом самих этих документов такие манипуляции будут уже весьма затруднительны.

Всего дело содержит 49 документов. Из них 35 относятся к первому периоду расследования (1 сентября 1907 г. - 15 мая 1908 г.); а 13 - к завершающему этапу (19 сентября - 12 декабря 1912 г.). Один документ имеет отношение к деятельности Чрезвычайной Следственной Комиссии Временного правительства (31 октября 1917 г.).

Ценность это дела очевидна. Ибо тут мы имеем дело с подлинниками тех документов, которые ранее нам были известны лишь в копиях.

- А какой из документов произвел на Вас наибольшее впечатление?

- Одним из ценнейших документов дела, несомненно, является резолюция епископа Тобольского и Сибирского Алексия (Молчанова) от 31 октября 1912 г., положившая конец долголетним безосновательным обвинениям Г.Е. Распутина в мнимом хлыстовстве.

Вот что собственноручно писал Владыка:

«1912. Ноября 3 дня. Под влиянием печати и я во дни оны был плохого мнения о крестьянине Григории Новом, пока не узнал его лично. Григория Нового я видел дважды у себя в Тобольске, видел его в селе Покровском, был у него, крестьянина Нового в доме. Я подолгу беседовал с ним, разговаривал о нём с другими, людьми хорошо его знающими. Я основательно изучил дело, затеянное Преосвященным Антонием Коржавиным и до сих пор не оконченное, хотя бы кончить его мог Преосвященный Евсевий, даже обязан был сделать это. Из всего выше указанного я вынес такое впечатление, что только одно грубое невежество в деле разумения сект и сектантов могло быть причиною того, что о Гр. Новом возникло дело о принадлежности его к секте хлыстов. [...] ...Из затеянного о Гр. Новом дела не видно, чтобы он принадлежал к секте хлыстов, что есть ясные признаки хлыстовства, которых однако в деле о Гр. Новом совсем нет. Я с своей стороны считаю крестьянина Григория Нового православным христианином, человеком очень умным, духовно настроенным, ищущим правды Христовой, могущим подавать при случае добрый совет тому, кто в нём нуждается. Григорий Новый, насколько мне известно, заботится об украшении своего сельского храма и улучшении причта. Прошу Консисторию рассмотреть это дело, и заготовить отзыв и доложить мне вне очереди.

АЕТ

1912. Ноября 3. Не могу не присовокупить к сему, что Тобольская епархиальная власть настоящим делом сыграла на руку всем врагам Престола Русского Царя и Его Августейшей Семьи. Так это дело поняли враги Русского Самодержавия, разные господа Гучковы et tutti quanti... Прежде чем начинать это дело, надо было подумать и о его последствиях...

АЕТ»

- Да, документ выдающийся. Выходит, до недавнего времени публиковались лишь фрагменты резолюции, да и то не самые важные? Видимо, копии в тюменских архивохранилищах были неполные?

- Несомненно. Иначе бы исследователи (тот же О.А. Платонов, например) его, конечно же, опубликовали. Но напечатать документ - это еще полдела. Хотя разбор, особенно рукописных материалов, был не столь прост. Прежде всего, нужно было проследить ход дела, прокомментировать отдельные документы, восстановить последовательность действий епархиальных властей. И, самое главное, разобрать обвинения - пусть и вздорные, - выдвинутые против Г.Е. Распутина. Для этого, пришлось привлечь специальную противосектантскую литературу, написанную авторитетными специалистами, воспоминания, а также позднейшие исследования.

Можно, конечно, и сейчас, сделав скорбную складочку на лбу, глубокомысленно говорить, что не все, мол, так просто, что «вопрос о близости Г. Распутина к сектантству гораздо сложнее», чем это кажется. Но теперь, после полной публикации всего дела, всестороннего его анализа, эти заклинания анонимных авторов приложения № 4 к докладу митрополита Ювеналия 2004 г. выглядят, увы, слишком бледными.

Мы далеки, конечно, от мысли, что результаты проведенного нами исследования, а тем более выводы, будут безоговорочно приняты. Ведь, как говорил некогда один поэт: «у советских собственная гордость». Однако и вклад в погребение лжи все же слишком очевиден.

- И в заключение традиционный вопрос: над чем работаете в настоящее время?

- Над четвертой книгой. В названии ее, как и третьей, звучат слова Григория Ефимовича: «Судья же мне Господь!» Речь в ней пойдет о начале организованной травли Г.Е. Распутина. Подробно будет рассказано о ее инструментах: Государственной думе, газетах, спецслужбах и т.д. Примерные хронологические рамки очередного тома - 1910-1912 годы.

Центральными историческими событиями этого периода, несомненно, были два знаковых, оказавших роковое влияние на дальнейшие судьбы России, убийства в Киеве в 1911 году.

В субботу 12 марта ушел из дома и не вернулся 13-летний отрок Андрей Ющинский - внебрачный сын Александры Ющинской, ученик приготовительного класса Киево-Софийского Духовного училища. Вскоре было найдено его тело, все исколотое и обезкровленное.

Вечером 1 сентября в Киевском городском театре во время второго антракта спектакля «Сказка о царе Салтане» прямо перед Царской ложей двумя выстрелами был смертельно ранен из браунинга один из гонителей Царского Друга - председатель Совета министров Российской Империи П.А. Столыпин.

Такова, как говорится, интрига четвертого тома, с выходом которого будет пройдена ровно половина пути, в который отправил меня в июне 2002 г. Псковоезерский Старец...

 

 

 

назад вперед

Вернуться к списку материалов »

Copyright © 2009 Наша Эпоха
Создание сайта Дизайн - студия Marika
 
Версия для печати