Исторический музей "Наша Эпоха"Главная страницаКарта сайтаКонтакты
Наша Эпоха
Наша Эпоха Наша Эпоха Наша Эпоха
   

Экскурсия по первому
залу

 

 

ЗАЛ ПЕРВЫЙ

 

Православная Вера и Самодержавная Монархия - вот те две скрепы - крестом - стягивавшие на протяжении веков, точно железными обручами, Россию.

Без Бога свет не стоит, без Царя земля не правится, - говорил наш народ.

Не случайно, поэтому, наша экспозиция начинается с Владимирской иконы Пресвятой Богородицы и Родословной росписи Рюрикова Дома и Рода Романовых.

Перед Великой Русской Святыней в Успенском Соборе Московского Кремля венчались на Царство все Русские Цари и Императоры Всероссийские.

Страшная история России

Вся прошла перед Твоим лицом.

Призванием Рюриковичей в 862 г. началась государственность России. Династия эта преемственно «володела и правила» ею 735 лет. Дом Романовых правил 304 года. Эти Царствующие Династии - особая Божия милость России. Империя Ромеев, Византия, Второй Рим, так и не обрела этого высокого блага - залога внутреннего спокойствия, и внешней силы, способствующей мировой и внутренней стабильности.

Лишенная этой важнейшей скрепы, изменив Православию (заключив унию с Католической церковью), Византия в 1453 г. пала под натиском турок.

Место Второго Рима занял Рим Третий - Россия, гербом которой со времени Великого Князя Иоанна III становится византийский Двуглавый Орел. А 16 января 1546 г. венчался на Царство первый Русский Царь Иоанн Васильевич Грозный - внук Софьи Фоминишны Палеолог, племянницы последнего Византийского Императора.

Я повынес-то Царенье из Царя-града,

Царскую порфиру на Себя одел,

Царский костыль Себе в руки взял

- говорит Царь в одной из русских исторических песен.

«Вас бо Господь Бог в Себе место избрал на земли, и на Свой Престол вознес посади, милость и живот положи у вас», - обращался к венчавшемуся на Царство Иоанну Васильевичу митрополит Московский Святитель Макарий. Или, по слову преподобного Максима Грека: «Ис­тин­ный Го­су­дарь есть об­раз оду­шев­лен Ца­ря Не­бес­но­го».

В связи с наименованием Царя Грозным нельзя не вспомнить слова его современника, Ивана Пересветова, содержащиеся в находящейся в экспозиции книге Вальденберга «Древнерусские учения о пределах Царской власти»: «А не мочно Царю без грозы быти; как конь под Царем без узды, тако и Царство без грозы». Удивительное созвучие этому находим мы в древнеиндийском эпосе «Рамаяне»: «Как реки без воды, как лес без травы, как скот без пастуха, - страна без Царя». Как видим, эта идея (общеиндоевропейская, в том числе и ираноарийская) никогда не умирала ни на славянской, ни на иной почве, воплощаясь неожиданно лишь для тех, кто оторвался или вышел из этого мира.

Та­лант­ли­вый пи­са­тель, лю­би­тель бо­го­сло­вия, ост­ро­ум­ный по­ле­мист, бес­по­щад­ный ис­тре­би­те­ль кра­мо­лы, при­рас­тив­ший зем­лю Рус­скую Си­би­рью и Ли­вон­ски­ми го­ро­да­ми, по­ко­рив­ший Ка­зан­ское и Ас­т­ра­хан­ское хан­ст­ва - эти раз­бой­ные гнез­да, до той по­ры без­на­ка­зан­но бесчин­ст­во­вав­шие на на­ших зем­лях, - таков был Грозный Царь Иоанн Васильевич.

«Царь Иван - человек неукротимого нрава, большого ума и таланта, - пишет современный историк профессор И.Я. Фроянов, - человек, уверовавший в Свое особое предназначение заступника Отечества, хранителя истинного Православия и "Самодержавства", дарованного Ему Богом».

И потому не было той клеветы, которой не распространяли бы о Царе Его враги (тут и мифическое многоженство, и мнимое физическое устранение Им митрополита Филиппа, и, наконец, приписанное Ему убийство собственного Сына). Все это при тщательном исследовании оказалось ложью и вымыслом, что показано, в частности, в трудах приснопамятного митрополита Санкт-Петербургского Иоанна (Снычева). О прославление Царя в лике святых свидетельствуют недавно обнаруженные записи в Коряжемских святцах 1624 года. Весьма чтили Царя Иоанна Васильевича Святые Царственные Мученики, святитель Иоанн Шанхайский и другие русские святые и подвижники благочестия.

Главной причиной разразившейся в начале XVII века в России Смуты было прекращение Династии. В мае 1591 г. в Угличе был убит младший Сын Иоанна Васильевича - Царевич Димитрий, прославленный впоследствии в лике святых. Едва минуло 14 лет со времени кончины Царя Иоанна Грозного, как почил другой Его Сын - последний Рюрикович Царского Рода - благочестивейший Царь Феодор Иоаннович, не оставивший потомства. Другие причины Смуты (падение нравственности народа, иностранное вмешательство) лишь усилили и углубили ее, затянули преодоление разразившейся беды.

Именно тогда русский народ в полной мере выстрадал, отраженное впоследствии в поговорке: Без Царя земля вдова.

Но тогда Русский народ, не утративший еще Православной веры, сумел преодолеть разразившуюся над Русью Смуту. Ополчение, возглавляемое русскими патриотами князем Димитрием Пожарским и посадским человеком Козьмой Мининым, изгнало интервентов из Москвы, создав условия для созыва Земского Собора, призвавшего на Царство основателя новой Царской Династии Романовых Михаила Феодоровича.

Разоренная, разваливавшаяся на глазах народа Русь. Даже отец юного Михаила Романова, будущий Патриарх Филарет, находился в то время в польском плену. С призываемым на Царство юношей была лишь Его мать - инокиня Марфа.

...Крестный ход в Костроме 14 марта 1613 года. Великое посольство от Земского Собора всея Земли, встреченное сонмом местного духовенства с Феодоровской иконой Божией Матери.

Прибывший с посольством архиепископ Рязанский Феодорит, указывая на Владимирский чудотворный образ Пресвятой Богородицы, который он нес, и на другие иконы, обращается к юному Михаилу Романову:

- Если веришь, верь, что их, а не нашей волею ты избран, и что они дадут тебе силы Царствовать и спасут отца твоего. Что человек и что им делается? Волею Бога сии Святые иконы совершили путь из Москвы: преклонись же перед ними и повинуйся.

Отрок отказывается в... третий раз. И еще раз приступает Владыка:

- Совершилось, да будет по-вашему; мы идем обратно и скажем Москве и пославшим нас, что вы отвергли мольбы и слезы наши. Бедствуй Русская земля. Пусть настанет прежнее безначалие, пусть плачет снова народ, опозорятся церкви. Но перед сим Святым образом говорю тебе, Царь Михаил, что отныне на тебя падает бедствие отчизны. И ты, инокиня благочестивая Марфа, ты будешь отвечать перед судом Божиим за кровь и слезы христиан. Да настанет вновь междоусобие, да расточится Царство Московское, да услышат о безгосударстве нашем враги, да придут и расхитят нас.

- Боже Милостивый, - воскликнул Михаил Феодорович, - если угодно это Твоему человеколюбию, буди Твоя святая воля. Твой есмь раб, спаси мя по милости Твоей, соблюди по множеству щедрот Твоих!

И, обратясь к народу:

- Аще на то будет воля Божия, буди тако, - принял от Архиепископа благословение и Царский посох.

Старица Марфа, мать Царя, пала ниц перед родовым образом Феодоровской Божией Матери и произнесла:

- Да будет воля Твоя, Владычице! В Твои руки предаю сына моего: наставь Его на путь истинный, на благо Себе и отечеству!

Таково было начало новой Династии, взошедшей на Престол во имя осуществления Русской программы - обретения утраченного порядка и возвращения к старине.

Мир и спокойствие пришли на Русь.

Царю Михаилу Феодоровичу наследовал Его сын - известный своей особой набожностью Царь Алексей Михайлович, прозванный народом Тишайший. Его особо чтил Царь Мученик Николай II.

Правление этого Государя было самым длительным - с 1645 по 1676 годы. Едва оправившаяся от долголетнего разорения страна с огромным напряжением народных сил решала задачи воистину богатырские. Достаточно упомянуть воссоединение Украины с Россией. А были еще долголетние войны со Швецией и Польшей. И все это в условиях серьезного нарушения внутреннего мира: вспомним хотя бы сопровождавшийся самосожжениями раскол, «Медный бунт», восстание Стеньки Разина.

 «Когда опечаленный народ, - описал иностранец-очевидец погребение Царя Алексея Михайловича, - увидел похоронное шествие, то раздались такие ужасные, исполненные всенародной скорби вопли, что, казалось, уши раздирает какой-то пронзительный звон колоколов».

Краткие правление старшего сына Алексея Михайловича Феодора Алексеевича, соправление Иоанна и Петра Алексеевичей, регентство Царевны Софьи Алексеевны почти не оставили следа в народном сознании

Уходило Московское Царство, на смену которому шла Российская Империя. Именно XVII-е «бунташное» столетие, считают историки, дало Петру «материал», без которого Преобразователь не сумел бы сделать и шага вперед.

В Царствование Царя Петра Алексеевича Россия вышла из изоляции. Обрела свою Армию и Флот. Вышла к берегам Балтики. Сокрушила неукротимого «Северного капрала» - Шведского короля Карла XII. Поразила измену на Украине. Устами православных архиереев (по происхождению своему малороссов) новый Иуда, Мазепа был предан анафеме.

Дождавшись подхода овеянных славой русских полков с захваченными ими богатыми трофеями и пленными шведскими генералами, 21 декабря 1709 г. Царь вошел в Первопрестольную. Радостно гудела колокольная медь сорока сороков. Победно гремели барабаны. Грозно грохотали пушки. Поблескивая штыками, торжественно шли петровцы. «Здравствуй наш Отец!» - кричал народ.

Вскоре Россия обрела новую столицу - Санкт-Петербург. Русский Царь стал Императором Всероссийским. А Россия - Империей.

В музейной экспозиции представлены документы эпохи: Духовный регламент, «Санкт-Петербургские ведомости», монеты, медали, книги: Поденные записки Петра Великого, письма Государя и несколько книг из знаменитого 30-томника И.И. Голикова, описавшего деяния Царя.

Наряду со многими бесспорными достоинствами преобразования Петра Великого принесли с собой немало проблем. Одна из них - наследование Престола. У Великого Преобразователя России в конце жизни не оказалось сыновей, которым Он бы мог передать Престол. Согласно «Уставу о Престолонаследии» 1722 г., Император получил право назначать Себе в Наследники любого из Своих подданных.

В результате во главе Российского Государства появлялись лица, слабо подготовленные к этой миссии. В исторической литературе первая половина XVIII века получила название «Царства женщин», для которой было характерно огромное значение временщиков и фаворитов. И действительно, по смерти Петра на Престол вступила вторая супруга Императора Петра Великого Императрица Екатерина I, по происхождению не то шведская, не то латышская крестьянка. Процарствовав два года, Она почила, завещав корону 12-летнему внуку Петра Великого от Его Сына от первого брака Царевича Алексея. Однако юный Император Петр II, вознамерившийся, было, вернуть столицу из Петербурга в Москву, правил тоже недолго. В начале 1730 г. Он заболел оспой и скоропостижно скончался. С Его кончиной пресеклась мужская линия Дома Романовых.

В 1730 г. на русский Престол взошла Императрица Анна Иоанновна - 37-летняя племянница Петра Великого (средняя дочь Его брата Царя Иоанна Алексеевича). Десять лет Ее правления считаются едва ли не самым мрачным периодом в истории России XVIII столетия. Царицей «престрашнова взору» называли ее современники. Непомерно большую роль при Русском Дворе стали играть приближенные к Государыне курляндские немцы герцог Бирон, граф Остерман, фельдмаршал Миних.

Справедливости ради следует помнить не только «Ледяной дом» или «дело Волынского», но и вторую экспедицию Беринга к берегам Северной Америке (1733-1743), а также русско-турецкую войну 1735-1739 гг., в ходе которой впервые был взят Очаков, пала Хотинская крепость. Именно тогда было положено начало завоеванию Крыма

Анна Иоанновна пыталась закрепить Русский Престол за близкими ей родственниками. Согласно принятому Ей в 1731 г. Закону о Престолонаследии, Трон, в случае кончины Императрицы, отходил к сыну Ее племянницы - принцессе Мекленбургской Елизавете-Екатерине-Христине. В 1733 г., после перехода в Православие, ее стали именовать Анной Леопольдовной. Лишь в 1739 г. (спустя восемь лет после принятии закона) она вышла замуж за принца Брауншвейг-Люнебургского Антона-Ульриха. Родившийся у них 12 августа 1740 г. мальчик, в честь деда названный Иоанном, недолго оставался Наследником Престола. 17 октября последовала кончина его Царственной двоюродной бабушки, Императрицы Анны Иоанновны. В тот же день Иоанн Антонович был провозглашен Императором Иоанном VI.

Однако Царствование Августейшего Младенца было весьма кратким. В ночь на 25 марта 1741 г. при поддержке гвардейских полков на Престол взошла младшая дочь Петра Великого - Елизавета Петровна. Именно в связи с рождением Его любимой «Лизеньки», появившейся на свет в самый разгар Полтавских торжеств, Отец отложил Триумфальный въезд в Москву.

Воцарение Елизаветы Петровны было переломным событием в истории Российской Империи.

«Пусть всё будет как при Батюшке», - эти слова новой Государыни были Ее программой

Двадцать лет Царствования Елизаветы Петровны - это и основание первого в России Московского университета, и открытие Академии Художеств, и славные победы русского оружия в Семилетней войне 1756-1763 годов.

Глубоко презиравший человечество, «гений дисциплины» Прусский король Фридрих II в августе 1759 г. в сражении при Кунерсдорфе едва не попал в русский плен. «Я несчастлив, что еще жив», - сетовал он в те дни.

28 сентября 1760 года Русская Армия вошла в Берлин.

Еще в январе 1758 г. был взят Кёнигсберг. Пруссия стала частью Российской Империи. Население присягнуло на верность Императрице Всероссийской. Доцент Кёнигсбергского университета Иммануил Кант обратился к Государыне Елизавете Петровне  просьбой утвердить его профессором кафедры логики и метафизики. «Готов умереть в моей глубочайшей преданности Вашему Императорскому Величеству». Однако Русская Царица утвердила на этой должности другого - доктора Бука.

До сих пор памятна резолюция Петровой Дщери на докладе Сенату о том, что из-за указа 1742 г. о немедленной высылке из пределов Империи «всех мужеска и женска пола жидов» казна-де терпит убыток: «От врагов Христовых не желаю интересной прибыли».

Подобно Анне Иоанновне, Елизавета Петровна пыталась при жизни устранить могущие возникнуть после Ее кончины проблемы с престолонаследием. Законных детей у Императрицы не было. Взойти на Всероссийский Престол мог только Природный Законный Наследник. В Петровской ветви Дома Романовых оставался единственный мужской представитель - сын старшей дочери Петра I - Цесаревны Анны Петровны, в 1725 г. вышедшей замуж за Гольштейн-Готторпского герцога Карла-Фридриха, - Карл-Петер. По отцовской линии он доводился двоюродным внуком Шведскому королю Карлу XII, счастливая полководческая звезда которого закатилась не без участия его родного деда с материнской стороны.

Его-то Государыня и вызвала из Киля. После перехода в Православие 13-летнего герцога стали именовать Великим Князем Петром Феодоровичем, а 7 ноября 1742 г. объявили Наследником Русского Престола. Мальчик-сирота был худосочен, забит, не развит. Императрица стала племяннику нежной любящей матерью. Зимой 1744-1745 гг., когда на пути из Москвы в Петербург, в забытом Богом Хотиловском яме, Петр Федорович заболел оспой, Императрица Всероссийская, опасаясь за его жизнь, в течение двух месяцев - не без ущерба для управления Империей - не отходила от него, не устрашась ни заразы, ни непривычных неудобств. Заслуживает быть упомянутым и еще один подобный случай: когда в начале марта 1745 г. тяжко заболела невеста Петра Феодоровича, будущая Императрица Екатерина II, Елизавета Петровна прервала Свое богомолье в Троице-Сергиеву Лавру, вернувшись в Москву и не отходила от ее одра, пока та не пошла на поправку.

25 декабря 1761 г. в два часа пополудни, в самый день Рождества Христова, Императрица Елизавета почила. «Пеките блины, - предсказывала накануне известная Петербургская Блаженная Ксения, - вся Россия будет печь блины!»

Своеобразно вел себя на похоронах Царственной тетки-благодетельницы Императора Петр III: в торжественной погребальной процессии Он шел то слишком медленным шагом, то бежал вприпрыжку.

Между тем разгромленный «скоропостижный Фридрих» был спасен. В апреле 1762 г., по настойчивому желанию нового Императора Петра III, между Россией и Пруссией был подписан мирный договор. Восточная Пруссия была возвращена королю, хотя тот, памятуя слишком поспешную присягу ее жителей Елизавете Петровне, больше никогда не приезжал туда. Историки деликатно называют такое поведение молодого Императора «комплексом двойного национального самосознания». Как бы то ни было, но реки русской крови, пролитой на полях сражений в Европе, ушли в песок...

Недолгое правление Императора Петра III, продолжавшееся с декабря 1761 г. до июня 1762 г., явилось прелюдией долголетнего славного Царствование Императрицы Екатерины Великой.

Государыню Екатерину Алексеевну, рожденную принцессу Ангальт-Цербстскую, и до сих пор называют немкой. Однако вопрос о Ее происхождении, как показывают новейшие исследования, не столь однозначен. Так, современный историк Е.В. Пчелов пишет о том, что основатель Первой Русской Правящей Династии Рюриковичей был прямым предком Императрицы Екатерины II. Но было и еще нечто. «Я хотела быть русской, чтобы русские Меня любили», - писала Великая Императрица.

«Я вспоминаю, - писал флигель-адъютант Императора Николая II полковник А.А. Мордвинов, - один разговор с Государем после прочитанных Его Величеством "Собственноручных записок Екатерины II", где Она, рассказывая о перенесённом Ею во время болезни кровопускании, радовалась, что, "хотя Она и совершенно обескровлена, но зато у Неё не осталось больше ни одной капли немецкой крови и Она стала совершенно русскою". На Государя эти слова произвели большое впечатление. "Какая изумительная женщина Она была, - говорил мне Государь, - даже судя по этим Её шутливым словам. Я так понимаю Её радость при всяких обстоятельствах не только быть, но и сознавать Себя русскою..."»

Таким образом, поэт А.Н. Апухтин с полным основанием мог вложить в Ее уста:

Я больше русская была,

Чем многие Цари, по крови вам родные!

Именно в годы правления Екатерины Алексеевны не только на географических картах, а вполне реально, появилась Великая Россия. Она увенчала здание, заложенное Петром Великим, Которому именно Она и воздвигла в основанной Им столице величественный памятник - «Медный Всадник», - с латинской надписью: Петру Первому - Екатерина Вторая.

В 1783 г. в состав Империи вошел Крым. Россия твердой ногой стала на Черном море. «Униженная Швеция и уничтоженная Польша, - писал А.С. Пушкин, - вот великие права Екатерины на благодарность русского народа».

Не все планы, конечно, удалось осуществить. Вспомним здесь хотя бы «Греческий проект» и «Дакийское королевство».

Птенцы Гнезда Великой Екатерины: граф Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский, граф Петр Александрович Румянцев-Задунайский, граф Александр Васильевич Суворов-Рымникский, князь Василий Михайлович Долгорукий-Крымский, Федор Федорович Ушаков.

Русская военная слава, запечатленная в именах и титулах.

Фавориты Императрицы Екатерины Алексеевны не были просто людьми, попавшими в случай. Это были военачальники и выдающиеся администраторы. Вспомним в связи с этим самого яркого из них - князя Григория Александровича Потемкина-Таврического.

В памяти потомков Светлейший навсегда останется основателем и строителем Черноморского военно-морского флота с его первенцем 60-пушечным кораблем «Слава Екатерины»; основателем десятков городов в Новороссии: Херсона, Екатеринолава, Мелитополя, Мариуполя, Никополя, Павлограда, Николаева и, конечно, города русской военной славы Севастополя; автором грандиозных преобразований в этом полуденном крае Империи.

В витрине находятся: описание путешествия Императрицы в новоприсоединенные южные области в 1787 г.; указы Государыни; утвержденные в годы Ее правления Воинский устав и Устав народным училищам; переписка Русской Царицы с Вольтером

Кончина Императрицы Екатерины Великой, последовавшая 6 ноября 1796 г., знаменовала собою конец одной из славнейших эпох истории России. Век Золотой Екатерины - говорят о нем с тех пор.

Взошедший на Трон сын Екатерины II Государь Павел Петрович, которого А.С. Пушкин именовал «нашим романтическим Императором», а другие - Русским Гамлетом, издал важнейший для благополучия России акт о Престолонаследии.

Как мы уже говорили, итогом угасания в России Династии Рюриковичей стала кровавая первая Смута. Ослабление Династического начала в XVIII в. (так называемое «Царство Женщин») было чревато переворотами, приводившими к ослаблению страны и усилению нестабильности в мире. Император Павел Петрович, разработавший и издавший установление об Императорской Фамилии - как знамение восстановления строго Династического правления, пал последней жертвой этой эпохи переворотов.

Минуло чуть более ста лет, и февральский клятвопреступный бунт 1917 г. породил беспримерную, длящуюся уже почти целый век, вторую кровавую смуту в России, и тяжкую мировую нестабильность, жертвы которой исчисляются уже многими десятками миллионов жизней.

Что касается переворота, совершившегося  ночь с 11 на 12 марта 1801 г. в Михайловском замке, то к нему, правда, не ведая о том, что он завершится цареубийством и отцеубийством, был причастен сын Императора Павла Петровича - Государь Александр I. Этот тяжкий грех всю жизнь мучил Его и, в конце концов, как считают многие, привел Царя к добровольному оставлению Им Престола и появлению, уже в образе таинственного старца Феодора Козьмича, в Сибири. Так же считали и почти все представители Царского Дома, начиная с Императора Николая Павловича и вплоть до Царя-Мученика Николая Александровича.

Став во второй половине жизни собеседником святых старцев Валаамских, Киево-Печерских, преподобного Серафима Саровского и Авеля Тайновидца, Александр Павлович почел за благо не только оставить праотеческий Престол, но и вообще удалиться от суетного мира сего, затворившись в тесную молитвенную келлию. Благодатным старцем Томским Феодором Козьмичем завершил Свое земное поприще кроткий Самодержец, благородный освободитель Европы. В 1984 г., по благословению Патриарха Пимена, старец Феодор был прославлен, как Праведник, в лике святых и подвижников благочестия в Земле Сибирской просиявших.

За тяжкую и славную страду Двенадцатого Года Император Александр Павлович удостоился прозвания Благословенного.

Еще до перехода Наполеоновской армии через Неман граф Ф.В. Ростопчин писал Государю: «Русский Император всегда будет грозен в Москве, страшен в Казани и непобедим в Тобольске».

«Я не положу оружия, - заявил Александр I, - доколе ни единого неприятельского воина не останется в Моем Царстве».

В последние дни августа 1812 г. в ответ на вопрос финского собеседника, насколько тверда Его решимость не заключать мира с Наполеоном, Государь, ударив кулаком по столу, произнес: «Нет, даже на берегах Волги». Своим войскам Он велел передать: «Лучше отращу Себе бороду, и буду питаться картофелем в Сибири».

И слово Свое Он сдержал: освободил Россию и Европу, вошел в Париж.

Это был пик Его мирской славы, духовной же - Пасха 1814 года в Париже

19 марта 1814 г. Император Александр Павлович вступил во главе Своих войск в Париж. Явившейся французской депутации Он заявил: «Не опасайтесь ничего ни в отношении ваших частных жилищ, ни в отношении ваших памятников... Я беру полностью столицу под Свое покровительство... Я не имею врагов во Франции... Я явился принести вам мир».

От отведенного Ему Елисейского дворца Государь отказался, поселившись в доме Талейрана на улице Сен-Флорантен. Именно тут Русский Царь говел и причащался, здесь он встретил Пасху. (Картину, изображающую выход Александра I из дома Талейрана в день Светлого Христова Воскресения, можно видеть в этом зале музея.)

23 марта началась Страстная седмица. «Душа Моя, - вспоминал Государь, - ...таяла в беспредельной преданности Господу... Сердце Мое порывалось пролить пред Господом все чувствования Мои. Словом, Мне хотелось говеть и приобщиться Святых Таин, но в Париже не было русской церкви».

Однако, к крайнему изумлению Александра I, вскоре была найдена посольская походная церковь Святых Апостолов Петра и Павла, отправленная еще в 1757 г. в Париж Св. Синодом и переданная выехавшим из Франции после начала войны 1812 г. русским послом в американское посольство на хранение. (Впоследствии утварь и ризница этого храма были вывезены в Россию и составили основу домовой церкви Александровского Дворца в Царском Селе.)

В день Светлого Христова Воскресения 29 марта, после заутрени и обедни, отслуженной в походной церкви,  на площади Согласия, на том самом месте, где в 1793 г. была пролита кровь Французского короля Людовика XVI, по указанию Государя, был воздвигнут алтарь. Торжественно отслужили благодарственный молебен. Прогремел орудийный салют. Люди кричали: «Да здравствует Александр Первый!»

«После молебствия, - вспоминал очевидец, - Император обнял французский маршалов, сказав им, что русские в этот день всегда христосуются со своими друзьями».

«Умилителен, но и страшен был тот момент, - рассказывал впоследствии Император. - ...По неисповедимой воле Провидения, из холодной родины привел Я православное воинство для того, чтобы на земле иноплеменников, столь недавно еще наступавших на Россию, в их знаменитой столице, на том самом месте, где пала Царственная Жертва буйства народного, принести совокупную очистительную и вместе торжественную молитву Господу. Сыны Севера совершали как бы тризну по Французском короле. Русский Царь, по ритуалу православному, всенародно молился вместе со Своим народом, и тем как бы очищал окровавленное место поражения невинной Царственной Жертвы.

Духовное наше торжество в полноте достигло своей цели. Оно возбудило благоговение в сердцах французов. ...Так оторопели французы от духовного торжества русских, что их маршалы и генералы, точно, ринулись, толкая друг друга, чтобы только приложиться к кресту после молебна. Я живо ощущал тогда апофеоз русской славы между иностранцами, Я чувствовал, что увлекаю их разделить с нами наше национальное и религиозное торжество».

В декабре 1825 г., после таинственного ухода Александра I, на Престол вступил Его брат - Император Николай Павлович. Новое Царствование начиналось бунтом, организованным офицерами-декабристами, заразившимися революционными настроениями в заграничных походах, в сумраке масонских лож.

Революционное европейское цунами ударило в гранитные набережные Северной Русской столицы - града святого апостола Петра.

Император Николай Павлович «во глубине Сибирских руд» и «за хребтом Кавказа» охладил горячие головы заговорщиков; не дал Европе - прежде срока - сгореть в красном пламени революции.

Терпением и волей Императора Николая Павловича был завоеван Кавказ и замирена Польша.

Высоко ставил «Великого Государя» Николая Павловича преподобный Серафим Саровский, говоря о Нем: «Он в душе Христианин, чего не могут про себя сказать иные даже и из духовных великих особ... Сам Господь наш Иисус Христос и Божия Матерь помогают во всем за нелицемерную веру Его Православную...»

В музейной витрине выставлены подлинные документы этого времени: Придворный штат, популярная газета «Северная Пчела», либретто оперы М.И. Глинки «Жизнь за Царя», первое представление которой состоялось 27 ноября 1836 года. Дуэльные пистолеты напоминают о трагической дуэли на Черной речке А.С. Пушкина. «Мой Пушкин» - говорил о нем Император Николай Павлович.

Царь-рыцарь, Царь-христианин, в конце Своего правления Николай I безбоязненно вступил в бой со всем либеральным Западным миром за Святые Места. Речь идет о войне, известной под затемняющим ее истинный смысл названием - Крымская.

Кончина этого Великого Императора не перестает потрясать всякого, кто возьмет на себя труд прочитать записи очевидцев. Сколько она обнаружила в Нем бесконечного терпения, подлинно христианского смирения, великой простоты. А ведь умирал Он посреди внешнего поражения, тяжко от этого страдая. «Одно меня подкрепляет, - говорил Он, скорбя, - слепая вера в Промысл Всевышнего, Которому смиренно покоряюсь. Буди воля Его!»

Бомбардировка Одессы, кровавые поля Альмы, неудачи под Инкерманом и Евпаторией, затопленный Черноморский флот, горящий Севастополь - за каждым из этих поражений на полях древней Тавриды, купели русского первохристианства, Он слышал отдаленные гулы рушащихся Царств. Это данное Ему Свыше видение и нашло выражение в последних Его на земле словах, обращенных к старшему сыну - Наследнику Престола: «Держи всё, держи всё», - сопровождаемых решительным жестом.

«Мелхиседек», - воскликнул русский мудрец Ф. И. Тютчев, потрясенный каким-то неземным величием Государя на смертном одре.

Ядро Золотого века Николаевского Царствования составляло «духовное равновесие».

Эти последние слова принадлежат архимандриту Константину (Зайцеву), автору трудов, в которых основательно раскрывается богословие Русской истории. Особенно ценны его труды по истории Великих Реформ Императора Александра II.

«Рубежа не переступил Николай I... - писал он. - Трезвое чувство действительности мешало Ему. Удел свершителя "Великих реформ" на Его Сына выпал...» Император Александр II шел «по течению, в сущности, неизвестно, куда ведущему...»

К сожалению, Освобождение крестьян в 1861 г. оказалось «лишенным внутреннего содержания». Более того, «основная задача Империи, заключающаяся в смене мотивации русских людей, получила в Реформе разрешение катастрофическое...» Она подсказала идею «черного передела», породив, в конце концов, революцию... Таким образом, преобразования были, по существу, лишь «отсрочкой гибели неминуемой».

Реформы поставили вопросы: «Хочет ли свободная Россия остаться церковно-православной... Хочет ли свободная Россия остаться по-прежнему Третьим Римом, несущим миссию вселенского значения...»

С этого времени «Великая Россия заслоняет Святую Русь».

Нет, Святую Русь «не только не преследовали, но уважением, полным весом пользовалась она». Однако, по словам архимандрита Константина, «Святая Русь всё более отчуждалась от общих путей жизни общественной, государственной, даже церковной».

При этом достойны особого упоминания те высокие духовные качества супруги Государя, Императрицы Марии Александровны, на которые особо обращали внимание известные подвижники благочестия. По свидетельству фрейлины А.Ф. Тютчевой, этой воистину Благочестивейшей Государыне покровительство оказывал преподобный Серафим Саровский, который «предсказал о Ней еще прежде, чем Она прибыла в Россию, что Она будет "благодатная" и матерью для России и для Православной Церкви»

Славной страницей в жизни Императора Александра II было Его участие в русско-турецкой войне 1877-1878 гг., в результате которой освобождение или существенное облегчение от турецкого ига получили единоверные румыны, болгары и сербы. В музейной экспозиции представлена ценнейшая книга, рассказывающая об этом: «Дневник пребывания Царя-Освободителя в Дунайской Армии». Ее автор - офицер Русской Армии полковник Л.М. Чичагов, духовный сын о. Иоанна Кронштадского. С именем Серафим принял он монашеский постриг, впоследствии сыграв видную роль в прославлении одного из наиболее почитаемых ныне святых - преподобного Серафима Саровского. Пострадав от богоборцев, митрополит Серафим был прославлен в лике священномучеников.

Переживания во время военной кампании серьезно подорвали здоровье Императора Александра Николаевича. «Государя нельзя было узнать, так его третья Плевна сразила», - свидетельствовал часто Его видевший ген. И.В. Гурко. «Когда Царь уезжал на войну, - писал современник, - это был высокий и красивый воин, державшийся очень прямо, несколько склонный к полноте. Когда Он возвратился, Его с трудом можно было узнать. Щеки Его отвисли, глаза потускнели, фигура согнулась, все тело исхудало так, что казалось, это была кожа да кости. Нескольких месяцев было достаточно, чтобы Он превратился в старика».

Одно за другим на Александра II совершались покушения.

«Что они имеют против Меня, эти несчастные? - узнав об очередном готовившемся на Него покушении, сказал Царь. - Что они травят Меня, как зверя?»

1 марта 1881 года, на первой седмице Великого поста в 3 часа 30 минут пополудни в Петербурге прогремел взрыв... «Когда первая бомба только повредила карету, в которой Он ехал, кучер сказал Государю, что довезет Его благополучно; но Государь не захотел бежать от опасности и забыл о Себе, потому что были раненые в Его конвое люди. И Он направился их осмотреть, и тогда была пущена в Него вторая бомба прямо под ноги... Таким образом, Свою смерть Русский Государь соединил с подвигом героизма и с заботою сердца о других, пострадавших за Него».

На Царский гроб легла простая пехотная золотая сабля, врученная Государю 2 декабря 1877 г. во время турецкой кампании офицерами конвоя. С ней Он с тех пор никогда не расставался. До самой смерти...

Когда весть об убийстве Императора Александра II достигла США, «в Чикаго собрался двухтысячный митинг, приветствовавший цареубийство. В Нью-Йорке и других городах происходили подобные же митинги». Такова была благодарность Русскому Царю за поддержку Россией во время гражданской войны в США 1861-1865 гг. северян.

Однако итог оказался совсем не таким, на какой рассчитывали террористы и их зарубежные вдохновители. «В городе, - по свидетельству очевидца, - царил полнейший порядок, нигде никем не нарушавшийся. И, как накануне, так и в этот день восшествия на Престол нового Государя главным охранителем порядка везде был народ...» Император Александр III сразу же недвусмысленно заявил: «Конституция! Чтоб Русский Царь присягал каким-то скотам».

Наступало предпоследнее Царствование, знаменитое, в частности, тем, что в течение его Российская Империя, укрепляясь в духовном, экономическом, внешнеполитическом и военном смысле, не вела ни одной войны, сумев поставить на место даже нахальных англичан. Для этого достаточно вспомнить инцидент 1885 г., имевший место неподалеку от крепости Кушка.

Раздраженная русским продвижением на Юге и укреплением позиций Российской Империи в Средней Азии, Великобриания долгое время подталкивала афганского эмира к враждебным действиям против России. Наконец, в самом начале 1885 г. вооруженный англичанами отряд одного из племен Афганистана под руководством британских инструкторов вторгся на русскую территорию. Оповещенный, Русский Царь приказал изгнать непрошеных гостей и при этом «проучить их как следует». 18 марта афганцы со своими английскими учителями были разбиты и изгнаны. Англия выразила возмущение. Британский посол в С.-Петербурге потребовал принести извинения, передать Афганистану часть территорий, отдать под суд виновных офицеров. Император демонстративно наградил начальника пограничного отряда полковника К.А. Комарова орденом Св. Георгия. В Лондоне не на шутку разгневались, объявив даже частичную мобилизацию, а на флоте повышенную боевую готовность. Русские дипломаты занервничали. Царь же на предупреждение министра иностранных дел Н.К. Гирса о том, что запахло порохом, с внутренним сознанием силы ответил: «А хотя бы и так». Англии пришлось отступить.

Королева Виктория, встретившись с братом Царя Великим Князем Сергеем Александровичем в Дармштадте, просила передать Императору: она-де «искренне желает мира, и только журналисты кричат о войне».

Заносчивый британец научился сдерживать свои эмоции, смиряясь перед военной мощью и моральной силой. «Любящая и добрая сестра», как неизменно именовала себя в письмах к Царю королева Виктория, на какое-то время присмирела.

Перед всем светом Государь свято блюл достоинство Русского Самодержца. «...Никогда Русские Государи, - писал Он К.П. Победоносцеву, - не обращались к представителям иностранных государств с объяснениями и заверениями. Я не намерен вводить этот обычай у нас, из года в год повторять банальные фразы о мире и дружбе ко всем странам, которые Европа выслушивает и проглатывает ежегодно, зная хорошо, что все это пустые фразы, ровно ничего не доказывающее».

Словам Император Всероссийский предпочитал дела. В историю, как известно, Он вошел с именем Миротворца.

«Прошло 13 лет Царствования Императора Александра III, - писал известный русский историк В.О. Ключевский, - и чем торопливее рука смерти спешила закрыть Его глаза, тем шире и изумленнее раскрывались глаза Европы на мировое значение этого недолгого Царствования. Наконец и камни возопияли, органы общественного мнения Европы заговорили о России правду и заговорили тем искреннее, чем непривычнее для них было говорить это. Оказалось, по их признаниям, что европейская цивилизация недостаточно и неосторожно обеспечила себе мирное развитие. Европейская цивилизация поместилась на пороховом погребе. Горящий фитиль не раз с разных сторон приближался к этому опасному оборонительному складу, и каждый раз заботлива и терпеливая рука Русского Царя тихо и осторожно отводила его...»

Среди тех, кого особенно высоко ценили Император Александр III и Его Сын Император Николай II, был славный Кронштадтский Пастырь. Об этом свидетельствует участие о. Иоанна, по Высочайшей воле, в богослужениях и таинствах, связанных с важнейшими событиями жизни Православной Империи и Царской Семьи: при последних минутах жизни, отпевании и погребении Императора Александра III, при совершении бракосочетания Царственных Мучеников, Короновании и Помазании Их на Царство, крещении Их первородной дочери Ольги Николаевны и Наследника Цесаревича Алексия Николаевича. Почитание о. Иоанна Царской Семьей было неизменным до самой его кончины.

Всей своей жизнью Кронштадский Пастырь доказал верность Господу и Его Помазаннику - Самодержавному Императору Всероссийскому, в чем он, призывая в свидетели Иисуса Христа, целуя при этом Крест и Евангелие, клялся принимая «Присягу, производимому во священника». Образец этого документа можно видеть в музейной витрине.

На всеподданнейшем докладе Обер-Прокурора Св. Синода о кончине Батюшки Император Николай II 21 декабря 1908 г. написал:  «Со всеми почитавшими усопшего протоиерея отца Иоанна, оплакиваю кончину его». От имени Их Императорских Величеств на гроб почившего были возложены венки.

После кончины Батюшки именно Царственные Мученики положили начало его прославлению.

В 40-й день 12 января 1909 г. в Высочайшем рескрипте на имя митрополита Петербургского Антония Государь писал: «Неисповедимому Промыслу Божию было угодно, чтоб угас великий светильник Церкви Христовой и молитвенник Земли Русской, всенародно чтимый пастырь и праведник, отец Иоанн Кронштадтский. ...Вместе с возлюбленным народом Нашим, утратив возлюбленного молитвенника Нашего, Мы проникаемся непременным желанием дать достойное выражение сей совместной скорби Нашей с народом молитвенным поминовением почившего, ежегодно ознаменовывая им день кончины отца Иоанна, а в нынешнем году приурочив оное к сороковому дню оплакиваемого события. Будучи и по Собственному душевному влечению Нашему и по силе Основных Законов первым блюстителем в Отечестве Нашем интересов и нужд Церкви Христовой, Мы со всеми верными и любящими сынами ее ожидаем, что Святейший Синод, став во главе сего начинания, внесет свет утешения в горе народное и зародит на вечные времена живой источник вдохновения будущих служителей и предстоятелей Алтаря Христова на святые подвиги многотрудного пастырского делания».

Духовная связь Царя-Мученика и праведного о. Иоанна очевидны. Вот как пророчески писал о значимости будущего прославления о. Иоанна Кронштадтского и Государя Николая Александровича архимандрит Константин (Зайцев):

«Молясь о. Иоанну, мы ныне неустранимо подпадаем под сень Того, Кто Своей мученической кровью освятил Русский Царский Престол. В нашем христианском сознании св. прав. о. Иоанн и Царь Мученик как бы сливаются воедино, как Путевожди наши, сливая воедино для нас дело нашего личного спасения и дело служения России, как Православному Царству».

«От России зависит сделать их и образами, запечатлевающими новое начало России. И это уже они сами, наши Путевожди, определят конкретные способы преодоления обуявшего Россию зла. Тут дело не в программах, идеалах, методах и т.д., а в покаянном плаче, из которого и возникнет то именно действие, которое, возбуждая каинов трепет в сатанистах, будет обращать во спасение поднимающихся из духовного обморока Русских людей».

 

 

 

Copyright © 2009 Наша Эпоха
Создание сайта Дизайн - студия Marika
 
Версия для печати