Исторический музей "Наша Эпоха"Главная страницаКарта сайтаКонтакты
Наша Эпоха
Наша Эпоха Наша Эпоха Наша Эпоха
   

Соборность

 

СТАРЕЦ ФЕОДОР КОЗЬМИЧ: ПАМЯТНАЯ ДАТА

 

 

СТАРЕЦ ФЕОДОР КОЗЬМИЧ: ПАМЯТНАЯ ДАТА

 

feodor_tomskij_1.jpgВ субботу, 17 сентября, исполняется 180 лет со дня появления в Русской истории «родства не помнящего бродяги Феодора Козьмича» - святого праведного старца Феодора Томского. 

 Сентябрьским днем 1836 года он появился на окраине города Красноуфимска, был арестован, осужден за бродяжничество и отправлен в Боготольский уезд Тобольской губернии. В течение последующих 28 лет старец подвизался в Сибири, в основном на территории современного Красноярского края, а последние 4 года – в Томске, научая, укрепляя в вере, приводя к покаянию всех, кто обращался к нему с искренней просьбой о помощи. Люди самых разных сословий - от осужденного на вечную каторгу душегуба до преуспевающего купца и благочестивого архиерея – шли к Феодору Козьмичу, прося его молитв, духовного совета и наставления. Обилие исцелений, чудесная прозорливость старца при его жизни свидетельствовали о почивающей на нем особой благодати Божией. Старец прославлен в лике святых в земле Сибирской просиявших как местночтимый святой Томской епархии. Не прекращается поток верующих, обращающихся к старцу со своими бедами и болезнями, не прекращается его помощь и предстательство за них пред Господом.

В годовщину появления Феодора Томского в Сибири 17 сентября в 15.00 в Новоспасском монастыре в храме Романа Сладкопевца будет отслужен молебен святому праведному старцу Феодору Томскому пред иконой старца с частицей его мощей, сообщили «Русской народной линии» устроители молебна.

 

Источник: "Русская народная линия"

 

feodor_tomskij_2.jpg

 

 

 

Наталия ГАНИНА

ФЕОДОР КОЗЬМИЧ

1

Свет-звезда средь ночи разгорается -

Видят в дреме села, города:

Белый Царь в дорогу собирается,

В дальний путь великий - а куда,

Так о том никто... и все же многое,

Хоть не выдаст - знает пламя свеч

Ровное, отвесное и строгое -

Обоюдоострое, как меч.

2

Не в столицу стройную - не за море...

Тихо. Занавешено окно.

Ночь и даль, черты и взгляд - всё замерло,

Если что и движется - одно:

Словно глубину колодца нового

Занимает исподволь вода,

С каждым мигом выше, ближе: вон она! -

Так сияньем полнится звезда.

3

И склоняется высокая, алмазная,

И другой вручает свой венец,

И навеки тем узлом завязаны

Явь и сон, начало и конец,

И былое, и еще не бывшее...

И сегодня - на груди валун -

И с сего-то дна те сказы слышу я:

Голос ветра - долгий отзыв струн.

     4

- Что дела великие и славные,

Если день за днем, за годом год

Гость незримый - роковое, давнее -

За столом моим и ест, и пьет.

Всех ухватливей рука сквозная та.

Прикасаюсь первым - всё равно

Хлеб отломлен и, едва лишь налито,

До меня пригублено вино.

5

Вечно рядом, в целости и тайности...

Пусть же это вслед за мной пойдет,

Пусть лесами да степями тянется,

Пусть отстанет, вырвется вперед,

В мох закатится, в снегу угреется,

В сумрачных заблудится борах,

В воду канет, по ветру развеется,

Прахом ляжет в придорожный прах.

6

Троп, путей - поуже да поглуше бы,

Чтоб не расточилась тишина

Та - с землей согласного, набухшего,

Смертью, жизнью полного зерна...

Оттого-то тень моя, печаль моя

Изберет себе уделом край,

Где не в речи облечется, а в молчание,

Не в парчу, а в черное. - Прощай. -

7

... Без следа. Налево ли, направо ли

Здесь идти - земля опередит:

Вся она, с холмами и оврагами,

На тебя летит, в тебя глядит

Глинами, песками, косогорами,

Пышным, рытым бархатом борозд -

Пашнями, могилами, просторами -

И встает, как море, во весь рост.

8

Небеса высокие, осенние,

Пояса серебряные рек.

Солнце, ветер. Под таежной сенью -

Верховой - безвестный человек.

Как сияет на свету поляна та!

Спешился и, голову склоня,

Что-то сжал (креста цепочка? ладанка?) -

И навеки отпустил коня.

9

Каторжные, беглые, острожные...

Вечные сибирские права!

- Кто такой? - и глянув, осторожнее,

Тише: - Кто? - Не помнящий родства. -

И не знают, что устам молчание

Слаще родниковой, ключевой...

Суд да кнут - но лишь в груди дыхание

Да глаза укажут, что живой.

10

Кедры в небо. Поселенье вечное.

Вечность, вечность! сквозь кору - смолой:

Рядом. И, разливами ли вешними,

Днями летними, осенней мглой,

Удержу не знающими зимами,

Средь снегов тех, под крылом у вьюг -

Келья малая, лампада негасимая,

Лик Пречистой... тихий светлый круг.

11

Странно то село звалось: Зерцалами.

- Из Зерцал. - В Зерцалах. - Гладь и глубь,

Взор, и суд, и взор - и нет конца ему...

Озеру так зваться - не селу б.

Что томите душу, что мерцаете,

Брошены, затеряны, пусты...

Были, были дни, когда зерцала те

Отражали дивные черты.

12

В храме Божьем, на дороге, на пороге ли -

Строгость. Кротость. Весь он: око зрит,

Сердце милует. Руда - породою,

Подвиг тот безмолвием сокрыт.

А хвалу расстелют - скажет просто им

(Взгляд - в себя; копьем, лучом - до дна):

- Грешник я великий перед Господом,

Жизнь для покаянья продлена. -

13

Сколько троп - в одну, туда бегущую!

Сколько глаз, и голосов, и лиц,

Где живет былое, спит грядущее:

Лиц - светлиц, лиц - горниц, лиц - темниц...

Лишь однажды молвил властно: - Прочь иди!

Весь в крови - другому отдал грех... -

Будто небо - и не глядя, очи те

Видят всех... не видев, знают всех.

14

Так-то, по сибирским весям, прожито -

Оглянуться - двадцать восемь лет.

И гадают, и пытают: - Кто же ты?

И: - Откройся! - И беззвучно: - Нет.

И к чему те речи, вопрошающий,

Коль ответ навстречу: в тишине -

Свет, черты земные озаряющий

Изнутри - таинственный - извне.

15

- Я пришел в края глухие здешние,

Я ступил под сень судьбы иной.

Я молил, чтоб истончилось прежнее

До прорех, до ветхости сквозной,

Чтобы не землей - сердечным дном самим

Совершалось странствие мое,

Чтоб Господь росой Своей, огнем Своим

Сердце окропил, спалил былье. -

     16

Он лежал в санях, в тенях. Исполнился

Срок. Зовут родные небеса.

Мчались кони на восход на солнечный.

Тишина - острее бубенца.

И явились, и пошли, ведя его,

Два высоких, светлых два столпа...

Просияла, пролегла дорога дальняя,

Где снегов коснулась их стопа.

17

Там, где белый крест часовней сменится,

Где волнами травы и снега

Год за годом набегают, пенятся

И спадают - где сама тайга

Сторожей расставила: приглядывай!

(С каждого угла могилы - кедр) -

Кружит голубем, играет радугой

Тайна неба. Тайна этих недр.

 

8/21 апреля - 29 апреля/12 мая 2000

 




Вернуться

Copyright © 2009 Наша Эпоха
Создание сайта Дизайн - студия Marika
 
Версия для печати