Исторический музей "Наша Эпоха"Главная страницаКарта сайтаКонтакты
Наша Эпоха
Наша Эпоха Наша Эпоха Наша Эпоха
   

Царский род

 

НЫРОБСКИЙ УЗНИК: МИХАИЛ НИКИТИЧ РОМАНОВ

 

 

НЫРОБСКИЙ УЗНИК: МИХАИЛ НИКИТИЧ РОМАНОВ


Это место называют краем земли. Здесь нет ни океана, ни пропасти, но это край – на многие десятки километров севернее нет ничего, кроме заброшенных деревень и тюремных лагерей. Ныроб словно затерян в этой бушующей суровой тайге, в сугробах выше человеческого роста, в лае дворовых собак… Когда-то здесь было всего 6 дворов. Жили люди в таких же суровых условиях, когда зимние морозы доходили до сорока градусов, и терпели еще большие лишения. Мы можем себе представить, как это было, потому что оказались в этих глухих краях со съемочной группой телеканала «Союз» именно зимой, когда на холоде лопались детали оборудования, когда мороз не просто щипал, а колол лицо, а в доме, где пришлось заночевать, даже после того, как его протопили, в емкостях не растаяла вода…

nyrobskiy_uznik_1.jpgПоселок на краю земли так и остался бы навсегда затерянным в тайге, если бы не события 1601-го года, печально прославившие Ныроб. О них нам рассказал иеромонах Варсонофий, настоятель Свято-Никольского храма в поселке Ныроб Пермского края.
Наш северный край обладает тремя святынями.
Первая – это место мученического заточения Михаила Никитича Романова – яма, в которой он пробыл почти год. Из истории мы знаем, что в Смутные времена, в 1600-ые годы – время безвластия, очень ярой была борьба за царский престол. Лидером, жестоким человеком, который выделялся особой ревностью в этой борьбе, был Борис Годунов. По законам царского престолонаследия он не имел права быть русским царем, потому что был сыном перекрещенца, татарина Мурзы-Четы. И когда его поставили на голосование в боярской думе, в народе появились большие возмущения: что, у русских людей нет достойного человека, который мог бы возглавить государство?..
И тут народ стал кричать: «Романовых, Романовых поставить!» Братья Романовы были выдающимися молодыми людьми своего времени. Считалось, что многие боярские дети не знали даже грамоты, а братья Романовы знали по три иностранных языка. Работая на полях, в лесах, они всегда были вместе с людьми. Не только работали, но и бывали на гуляньях с народом. Романовы пользовались большим авторитетом в народной молве, и люди хотели, чтобы именно они взошли на престол.
Мы знаем, что после смерти Иоанна Грозного наследниками остались два его сына. Один из них, Федор Иоаннович, был очень набожным, скромным, не проявлявшим ни малейшего рвения в государственных делах. Поэтому были даны ему пять регентов, одним из которых был Борис Годунов, захвативший впоследствии лидерство в этом регентстве. Умный Борис Годунов сумел забрать смиренного царя в свои руки и стать полным правителем России во всё царствование Феодора.
Через некоторое время Федор Иоаннович умирает – для Годунова открылся путь к престолу. Но на пути – малолетний Дмитрий Иоаннович Романов. По приказу Бориса Годунова этого маленького семилетнего мальчика зарезали как бы в припадке падучей болезни. И, вроде бы, теперь путь свободен. Но тут появились братья Романовы. И Годунов, сделав одну подлость – зарезав малолетнего ребенка ради царского престола, не гнушается второй подлостью – убрать всех пятерых братьев Романовых с пути к престолу.
Агенты Бориса Годунова уговорили ключника, чтоб тот подбросил на склад к боярам Романовым ядовитые коренья. И тут, как в современном детективе, внезапная проверка: что у вас в складах хранится? Обнаружили эти коренья, завели уголовное дело о том, что бояре Романовы решили извести и отравить Бориса Годунова. Поэтому всех пятерых братьев Романовых осудили и сослали в самые северные области, в самые необжитые районы, которые существовали в то время. Двоих братьев отправили в Пелым – в монастырь, одного загубили в бане, запарили.
Третий из братьев Романовых, Михаил Никитич, по приговору царского суда был сослан для заточения в деревню Ныробка. Дальше Ныроба уже не было цивилизованных форм поселения, были только дикие племена, недобитые орды татаро-монголов, дикие племена северных народов: вогулы, ханты, манси – их в народе называли югра – люди, которые находились в полудиком состоянии.
Михаила Романова привезли сюда в конце сентября. Уже шел снег. Зачитали указ, что за попытку отравить царя Бориса Годунова он приговаривается к заточению в яме. Прямо при нем выкопали яму – два метра шириной и длиной и полтора метра высотой. А из описаний Михаила Никитича Романова мы знаем, что он был за два метра ростом. Поэтому вкопали столб, и к этому столбу приковали узника цепью, то есть, находясь в яме, он вокруг столба ползал на четвереньках, и не имел даже возможности встать прямо…
Яму забросали бревнами и оставили только маленькое окошечко для того, чтобы подавать ему есть, пить и щепочки-дрова для отопления этой холодной ямы. Воеводе Тушину дан был приказ: чем быстрее Романов в яме умрет, тем быстрее тот вернется в Москву. Поэтому стражи сначала его кормили – из сострадания, чувства жалости, а потом, когда началась зима, они сами стали мерзнуть, живя в ветхих, прогнивших крестьянских избах. От холода не помогали даже крепкие спиртные напитки, которые московский воевода со своими солдатами покупали у крестьян.
Вскоре им надоело здесь жить, поэтому они решили перестать кормить Михаила Никитича. Однажды Тушин, придя к бражнику крестьянину, сетовал: что такое – мы уже не кормим его два месяца, а он все живет и живет. После чего этот бражник предал всех жителей Ныроба. Он сказал, что Михаила Никитича Романова подкармливают крестьянские ребятишки, которые бегают и бросают в яму хлеб, пеканы, налив молока и залепив с одной стороны мякишем. Тушин спрятался за пригорок и, видя, что дети выбегают и направляются к яме, он стал внимательно наблюдать за ними. Дети, играя вокруг ямы, начали бросать в яму кусочки хлеба, пеканы. Он выскочил из своего укрытия, подбежал, схватил ребят за шиворот, привел к родителям и сказал, что их дети помогают государственному преступнику. «Откуда у вас было это повеление? Из Москвы?» – допытывался Тушин. «Нет, это дети сами, просто из чувства сострадания к узнику», – отвечали родители. Команда Тушина, не поверив этому, отправила этих коренных жителей Ныроба в Казань на дыбу, чтобы выпытать, кто и откуда приказал им давать пищу Михаилу Романову для продления жизни.
Через три года ныробчане вернулись. Но не все: одного на дыбе забили насмерть, трое остальных пришли нравственными и физическими калеками… Потом, когда Михаил Федорович Романов узнал эту историю о помощи местных жителей Михаилу Никитичу, он издал указ о том, что ныробские крестьяне в знак благодарности за помощь его дяде, Михаилу Никитичу Романову, за поддержание его жизни, освобождаются от земельного налога пожизненно. Но потом пришли другие цари, и Екатерина II отменила этот указ.
Когда ребятишки перестали помогать Михаилу Никитичу, он все-таки продолжал жить: этому способствовал его богатырский организм, молодость. После очередной попойки нерадивые московские воеводы решили: да сколько мы можем здесь находиться?! Они гурьбой подошли к яме, разбросали бревна, и сам Тушин спрыгнул в эту яму. Через несколько минут он вылез из ямы весь раскрасневшийся, запыхавшийся, и объявил, что боярин скончался.
В честь страданий Михаила Никитича Романова эта яма здесь до сих пор существует. Она находится посреди поселка Старый Ныроб.

nyrobskiy_uznik_2.jpg

Никольская церковь в Ныробе. Фотография С.М. Прокудина-Горского, 1913 г. Редкий по красоте ансамбль двух церквей дополнялся еще высокой четырехъярусной восьмигранной колокольней на низком четверике. Колокольня была разобрана в 1934 г.

Вторая наша святыня – это место упокоения Михаила Никитича Романова, которое находится в Богоявленском храме. Когда его задушили, то сразу же похоронили, и воеводы уже к вечеру уехали в Москву. В дальнейшие смутные времена, в период междуцарствия, когда стали появляться Лжедмитрии, каждый старался выделиться среди когорты претендентов на престол, показать свое внимание ко все опальным Романовым. Лжедмитрий Гришка Отрепьев вспомнил о Михаиле Никитиче Романове. В 1605 году по его приказу в Ныроб приехала экспедиция, которая эксгумировала тело Михаила Никитича. Гроб был извлечен из земли, перевезен в Москву и захоронен в родовой усыпальнице Романовых в Новоспасском монастыре. Самое главное, что открылось тогда – тело боярина, пролежавшее в земле 5 лет, оставалось абсолютно нетленным, что говорит о святости человека, ведь мы знаем, что от обыкновенного человека через три года остается только один скелет.
И третья наша святыня – это явленная икона Николая Чудотворца. Казалось бы, разнородные события: Михаил Никитич Романов, место его страдальческого подвига, место упокоения и икона Николая Чудотворца – что может между ними быть общего? Но вспомним, в каком году эта икона явилась. Икона святителя явилась в 1613 году – в год воцарения династии Романовых. Так что наш северный край является своего рода памятником становления нашей русской государственности.
А история явления иконы Николая Чудотворца такая. Дорога, по которой едут из Чердыни в Ныроб, раньше называлась Бухонин волок, она шла на Печоры. На этой дороге проходил товарообмен между югом и севером: с юга везли на север овощи, фрукты, сладости, пряности, а с севера – пушнину, рыбу, дичь. Поэтому Чердынь процветала, как большой купеческий центр.
Однажды чердынские купцы, возвращаясь с Печор с богатым товаром, проезжая мимо Ныроба, возле кладбища, увидели, что рядом с дорогой стоит пень. А от дороги до пня лежит снег, абсолютно не тронутый, девственный снег. На пне стоит икона, а перед иконой горит свеча. Купцы стоят и думают, как же можно было дойти до пня по снегу и поставить свечу, не оставив следов? Долго думали и решили увезти икону в чердынский монастырь к монахам. Взяли икону, увезли в монастырь. Братия с молитвой приняли икону Николая Чудотворца, поставили ее в храме. Утром просыпаются, приходят на службу – иконы нет. А потом через некоторое время слышат весть из Ныроба, что какая-то икона появилась, стоит на пне. Они думают, поедем, посмотрим, что за икона. Приехали и изумились, узнав свою пропавшую икону. Снова взяли ее с собой в чердынский монастырь. Так три раза ее возили, и три раза икона возвращалась на свое место – на пенечек. Потому решили, если она постоянно является здесь, значит, нужно построить для нее храм.
На месте могилы Михаила Никитича Романова построили храм Николая Чудотворца. Три раза его строили, и все три раза он горел. Потом решили, что Бог подает знак, что строить там деревянный храм уже не нужно. Тогда в 1705 году возвели это величественное здание.
Существует такая легенда, что Свято-Никольский храм построили не люди. Приехали на подряд неизвестно откуда взявшиеся мастера, договорились с подрядчиком построить храм. Ни с кем из местных жителей они не общались, строили очень быстро, добросовестно. То, что построили они за день, на ночь таинственным образом уходило под землю. На следующий день они приходят, видят, что постройка на уровне с землей, и начинают строить снова. Сколько они за день построят – метр, два – на ночь снова уходит под землю. А когда главки, луковицы уже были завершены, храм этот весь «вышел» из-под земли. Наступило время расплаты с подрядчиками, но внезапно строители исчезли, не взяв плату за совершенную работу. Многие говорили, что это работали ангелы…

nyrobskiy_uznik_3.jpg

Никольская церковь в Ныробе в наши дни

Удивительны святыни на краю земли. Их история уходит вглубь веков, переплетается с легендами и в то же время с самыми страшными событиями в истории России, свидетелями которой были эти святые места – глухая деревня Ныробка и окружающая её безмолвная тайга.

Рассказ иеромонаха Варсонофия записала Елена РЫСЕВА

Публикуется по: "Православный вестник". Журнал Екатеринбургской епархии. 27 июля 2012                

РИА "НОВОСТИ": БОЯРИНА МИХАИЛА РОМАНОВА ХОЧЕТ КАНОНИЗИРОВАТЬ ПЕРМСКАЯ ЕПАРХИЯ

МОСКВА, 21 ноября 2013 — РИА Новости. Пермская епархия собирает материалы для канонизации — церковного прославления одного из представителей царственной династии Романовых, боярина Михаила Никитича Романова, замученного в начале XVII века по приказу Бориса Годунова, сообщила представитель епархиального отдела по канонизации святых монахиня Георгия (Братчикова).
Михаил Никитич — родной брат патриарха Филарета, отца царя Михаила Федоровича Романова — осенью 1601 года по указанию Годунова, пытавшегося избавиться от возможных конкурентов на царский престол, был сослан в заточение в местечко Ныроб на территории нынешнего Пермского края. Романова, закованного в кандалы весом более 50 килограммов, посадили в яму, где он просидел всю зиму. По одним данным, "ныробский узник" скончался от голода, по другим — его задушил в яме начальник стражи.
Согласно свидетельствам очевидцев, через четыре года после смерти боярина, когда останки Михаила Никитича было решено доставить на перезахоронение в Москву, они были обнаружены нетленными.
По словам монахини Георгии, народное почитание "ныробского узника" как местного святого, "безропотного страдальца", началось сразу после его кончины. Впоследствии над ямой содержался Михаил Никитич, была возведена часовня, а над местом его первоначального погребения в поселке Ныроб построена церковь и устроено символическое надгробие. А в 2000-е годы по инициативе жителей Ныроба также был открыт музейный центр памяти Михаила Никитича.
"Еще в период торжественного празднования 300-летия дома Романовых в кругах пермской общественности возникла идея прославить узника… Факты свидетельствуют о том, что император Николай Второй и императрица Александра Федоровна были намерены содействовать канонизации боярина Михаила Никитича, и желание принять участие в торжествах прославления они высказали вполне определенно, однако осуществить задуманное им не удалось из-за последовавших трагических событий революции и гибели царской семьи", — сказала Братчикова на конференции, посвященной памяти династии Романовых.
По ее словам, далекий северный поселок Ныроб на протяжении четырех столетий оставался "святым, почитаемым местом, куда устремляются многочисленные паломники со всей православной России". Так, до революции ежегодно 6 сентября по старому стилю (19 сентября по новому стилю), в день кончины Романова, в Ныроб стекалось до 6 тысяч паломников.
"Богомольцы старались надеть на себя оковы Михаила Никитича и простаивали в них божественные службы, а также панихиды, совершаемые на гробнице страдальца. Существовала интересная традиция просить благословения у "ныробского узника" на крепкий и счастливый брак — по окончании венчания к цепям прикладывались новобрачные", — рассказала представитель Пермской епархии.
Говоря о перспективах канонизации "ныробского узника", Братчикова отметила, что она не исключает такой вариант, "потому что духовное почитание налицо, память о нем в месте его страданий сохраняется". "Если люди идут и молятся, значит, они чувствуют благодатную помощь. Народное почитание никогда не бывает на пустом месте", — сказала монахиня Георгия РИА Новости.

Железные оковы Михаила Никитича на этой неделе1 были доставлены в музей Новоспасского монастыря в Москве, где будут находиться около месяца.

________________________________________________________________

1 Репортаж от 21 ноября 2013. – Прим. сайта «Наша эпоха».

Публикуется по: РИА "НОВОСТИ"


скачать


Вернуться

Copyright © 2009 Наша Эпоха
Создание сайта Дизайн - студия Marika
 
Версия для печати